Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

"Осьминог" Анаит Григорян

Птицы, рыбы, звери в душу людям смотрят

– Восьминиги?! Вы хотите сейчас поговорить о восьминигах? По-вашему, главный враг, – гигантские, мать их за ногу, восьминиги?
– Осьминоги, – тихонько поправила его Салма С.
"Кишот" Салман Рушди

Лет десять назад я прочла "Облачный атлас", насмерть влюбилась, в каком-то разговоре привычно  принялась топить за этот роман, услышала в ответ: "Атлас" попса, "Сон номер девять" у Митчелла гораздо лучше". Пошла  читать, и осталась в недоумении, чтобы не сказать -  жестоко разочарованной. Пытаясь теперь разобраться, что было не так с книгой, понимаю одно - она о Японии. Буду выглядеть белой вороной среди читателей "Осьминога",  которые взялись за книгу из любви к Стране  Восходящего солнца, я не ее фанатка, мои япономания начинается космополитизмом фильмов Хайао Миядзаки и заканчивается интернациональностью книг Харуки Мураками.

Я прочла, вернее послушала аудиокнигу из интереса к автору  "Поселка на реке Оредеж". Анаит Григорян стала открытием моей осени. Любое дело. которому отдаешься всецело, вознаграждает способностью интуитивно предчувствовать уровень и качество материала.  Когда много читаешь, плохие книги обходишь автоматически, но та история оказалась удивительно хороша, а узнав Анаит как прекрасную  переводчицу с японского ("Поезд убийц" Котаро Исака), даже не сомневалась, "Осьминог" мне нужен.

Collapse )

Так а что осьминог?  Будет. И объятие с ним, и спасение, и некоторая доля здорового магического реализма - не сумлевайтесь.

promo loversbooks march 30, 2022 17:09 13
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наше сообщество loversbooks. Мы делимся в нем своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что нас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за…

"Поселок на реке Оредеж" Анаит Григорян

Меланхолия непротивления

Жалко их. Всех жалко. А себя жальче всех. Улететь бы...

У венгерского писателя Ласло Краснахоркаи есть роман "Меланхолия сопротивления". Постмодернистский, переусложненный, остраненный.  Ничего общего с чистой звенящей прозой книги Анаит Григорян, но когда я подумала, как можно было бы озаглавить отзыв на нее, первое, что пришло на ум, было "Меланхолия". И снова нет, изысканная эстетика одноименного фонтриеровского  фильма отстоит  от реалий вырождающейся среднерусской деревни в другом направлении, но так же далеко.

Collapse )

А ещё, она твердо знает, что уедет когда-нибудь в город. В отличие от Кати, та хочет остаться здесь, как Максим, парень в которого влюблена. Это чудо первой любви у Анаит Григорян такое, что словно возвращает в собственные тринадцать, вымывает всю скверну, мерзость, гадость, в которой живёт девочка. Знаете такое, когда ходишь по грязи, а она к тебе не липнет.

Грустнкая история взросления "не благодаря, а вопреки", которая, как ни странно, подводит к радостному выводу о том, насколько жизнь за прошедшие двадцать с небольшим лет изменилась к лучшему. И сегодняшняя Катя, а ей должно сравняться тридцать семь, видится мне счастливой, спокойной, уверенной. 

ундина

Изысканный эротизм Марио Варгаса Льосы

    В чём различие между эротикой и порнографией? Эротика всегда несёт отпечаток творческой индивидуальности, порнография - порождение массовой культуры. Эротика питает воображение и желание, порнография - убивает. Порнография - "эротика для бедных кошельком и духом", считает герой романов перуанского писателя   Марио Льосы дон Ригоберто. Всем любителям эротической литературы рекомендую ознакомиться с его творчеством (пока что могу обратить особенное внимание потенциальных читателей-эротоманов на книги "Похвальное слово мачехе" и "Тетради дона Ригоберто", остальные произведения ещё не читала).

  Марио Варгас Льоса приглашает читателя в путешествие по миру прихотливых фантазий своих героев, миру эротики, являющемуся последним убежищем свободы в эпоху почти тотального контроля над личностью со стороны различных институтов, регулирующих жизнь и формирующих сознание масс.

  К  порноиндустрии, а также к тому, что условно можно назвать изданиями эротической направленности (в том числе и к любимому многими из вас "Плейбою"), у писателя отношение сугубо отрицательное. И надо отдать ему должное, аргументы в защиту эротики творческой, нешаблонной в противовес глянцево-стандартной он выстраивает очень умело.

Письмо читателю «Плейбоя», или Эссе об эстетике

[Spoiler (click to open)]

"Секс по рецептам из «Плейбоя» (я буду возвращаться к этой теме до самой смерти, моей или Вашей) лишен двух, как мне кажется, важнейших составляющих эротизма: риска и стыдливости. Попробую объяснить. Забитый неудачник, преодолевающий стыд и страх, чтобы распахнуть пальто и в течение нескольких мгновений демонстрировать половой орган черствой матроне, которой выпало ехать с ним в одном автобусе, совершает неслыханную дерзость. Бедняга прекрасно понимает, что за этот мимолетный каприз его могут избить, линчевать, забрать в участок, со скандалом изгнать из общества, объявить изгоем и опасным психопатом. И все же он идет на это, ибо наслаждение сильнее страха и стыда. Какая чудовищная пропасть – столь же глубокая, как бездна между эротикой и порнографией, – отделяет его от обрызганного французским одеколоном менеджера с «Ролексом» на запястье (как же без него), который, расположившись в темном углу модного бара, под звуки блюза открывает последний номер «Плейбоя» и расстегивает молнию, полагая себя передовым, лишенным предрассудков, современным пожирателем удовольствий, готовым обнажиться перед всем миром. Несчастный идиот! Он даже не подозревает, что демонстрирует в общественном месте верность толпе и обезличивающей моде, добровольный отказ от свободы и воображения, атавистический рабский дух.

Я обвиняю Вас, журналы с голыми куклами и всех, кто их читает, – или хотя бы пролистывает – питая, вернее – изничтожая свое либидо фабричными продуктами, в десакрализации и вульгаризации секса, процессах, неразрывно связанных с новым торжеством варварства. Цивилизация прячет и регламентирует плотскую любовь, чтобы сделать ее более утонченной, окружает секс ритуалами и табу, о которых мужчины и женщины предэротической эпохи, совокуплявшиеся по велению инстинкта, даже не подозревали. Пройдя бесконечно долгий и тяжелый путь от инстинкта к эротической игре, мы окольной тропой – через создание либерального и толерантного общества – вернулись к тому, откуда пришли: занятия любовью превратились в дежурные, почти публичные упражнения, которым предаются, следуя не велению души и подсознания, а новейшим разработкам рыночных аналитиков, при помощи идиотских стимуляторов фабричного производства вроде резиновой коровьей вагины, которую суют под нос быку, чтобы он изверг семя для искусственного оплодотворения.

Ступайте, купите последний номер «Плейбоя», прочтите его от корки до корки, гноите себя заживо, внося посильный вклад в строительство мира евнухов, в котором не останется ни тайн, ни фантазий, чтобы питать чувства. Ну а я стану предаваться любви с царицей Савской и Клеопатрой, поиграю с ними в игру, секрета которой никому не открою, а Вам – тем более".

    Чтение романов Льосы требует вдумчивого, неторопливого подхода, не стоит заниматься этим в транспорте. Полагаю, лучшее время  для погружения в волнующую атмосферу творений Льосы - вечер, лучшая компания - наедине с собой или с тем, с кем вы готовы разделить свои самые интимные переживания. Читатели-гурманы обоих полов не будут разочарованы.

Для начала предлагаю ознакомиться с Правилами жизни писателя, хотя его творения говорят сами за себя:

http://esquire.ru/wil/mario-vargas-llosa