Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

аудионовогодний

Книжные итоги-2020

Закончился 2020 год, начался 2021, давайте традиционно подведем книжные итоги ушедшего года.
Сделаю этот пост пока прикрепленным, а кто первый раз приходит в сообщество, загляните вот сюда.

Делитесь своими книжными итогами: хотите, приносите их отдельными постами, хотите комментариями сюда, я постараюсь вынести их в шапку.
Кстати, традиционно первый написал о своих книжных итогах winter_tor

[Мои итоги]У меня в книжном плане достаточно скудный год. Очень большая нагрузка в реале, отсутствие отпуска, заболевание короновирусом привели к тому, что времени и сил на чтение (и даже на прослушивание) книг почты не было. За все те годы, что я веду статистику, я еще так мало никогда не читала.
Всего 96 книг, из них тольок 6 глазами, все остальное аудиоверсии. Зто и неудачных книг, которые даже не смогла дочитать, всего одна из них.
Лучших тоже меньше, чем обычно, но это и неудивительно, я же и всего книг меньше прочла.
Лучшие в этом году для меня:
Бакман. Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Достоевский. Братья Карамазовы
Тайлер. Уроки дыхания
Старк. Пусть танцуют белые медведи
А также две перечитанные, на которые еще даже не добралась отзыв написать, это Диккенс Рождественская песнь в прозе и Гюго Отверженные.
А как обстоят дела у вас?


Итоги winter_tor
Итоги alenenok72
Итоги innuleska
Итоги yuvikom
Итогиlana_1909
Итогиvictorova_taja
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"Актуальность прекрасного" Ганс-Георг Гадамер



Герменевтика, учит исследованию истинного смысла даже глубоко ложного суждения.

Герменевтика. потому что интерпретация во всех возможных значениях, давно занимает меня. Феномен, описываемый, как есть речи, значенье темно иль ничтожно, но им без волненья внимать невозможно имеет место, значит должен быть и тот, кто растолкует смысл. В сути то, чем занимаюсь изо дня в день, есть прикладная герменевтика, применимая к тексту; перетолкование с русского на понятный. Гадамер, потому что вспомнился первым из светил герменевтики. С тем же успехом на его месте мог оказаться Гуссерль или Хайдеггер, особого пиетета именно к этому ученому не питала. Однако рада, что начала с него, потому что его стиль и манера изложения кажутся ясными, не перегруженными чрезмерным академизмом, уважительными к читателю.

Collapse )
Остальные статьи сборника не настолько заинтересовали, а всего вернее, с ними оказался превышен предел способности восприятия сложных текстов. Какие-то мысли без сомнения отложились в памяти и с ними, но взявшись подробно излагать, рискую превратить отзыв о книге в бесконечную историю. В любом случае, чтение "Актуальности прекрасного" стало интересным и полезным опытом и снабдило действенными инструментами интерпретации. А это то, что я люблю.

"Утешение философией" Боэций

Одолевшим землю, небо наградой.

Нормально, когда философский трактат читает преподаватель, ему для работы нужно. Нор­мально, когда студент (скрипя зубами и скрепя сердце) — ему для учебы. Ненормально, когда я, на сорок девятом году жизни, никакого отношения к философии не имеющая и не само­го большого ума. Однако потребность читать работы философов время от времени настига­ет с неотвратимостью категорического императива, и, не умея противостоять, берусь за то, до чего удается дотянуться: от Платона до Кьеркегора. Наверно потому, что чтение фило­софии особым образом организует мышление, на некоторое время придает аморфному чет­кую структуру. Для интеллекта как профилактический визит к стоматологу для полости рта. Нет, не ужасное сравнение: «Из­вестно ли тебе, – говорит она, – что все сущее дотоле длится и существует, доколе оно едино, но гибнет и разрушается, как только перестает быть единым?» Необходимость содержать в порядке ум для меня залог единства. Есть ли для тебя что-нибудь драгоценнее тебя самого?

Collapse )

Книга пятая посвящена большей частью предвиденью и предопределенности и тут уж я заблудилась в сумрачном лесу. Никак не хватило моего малого разумения на постижение хитросплетенных аргументов. Спасла внутренняя непоколебимая убежденность в том, что мир устроен правильно и справедливо в глобальном смысле, как бы локальные его проявления ни убеждали наблюдателя в обратном. Полагаю, что главный посыл пятой книги в том и заключается.

Марина и Сергей Дяченко "Луч"

Люблю фантастику со смыслом. И Дяченко не перестают радовать. 

О чём? Четверо подростков в закрытом коттедже-тюрьме вынуждены играть в странную игру: они ищут смысл жизни для пассажиров звёздного ковчега «Луч», существующего якобы в виртуальной реальности — но, возможно, и на самом деле…

Очень хорошо поданы персонажи, интересно следить за развитием интриги, кто же победит, кто на чьей стороне. Луч — голограмма или реальность? Что представляет собой этот эксперимент? Кто с кем играет? Единственное, что хотелось бы всё же больше подробностей, кто такой дядя Роберт и поточнее про борьбу добра со злом, а не один абзац в конце книги. 

Но задуматься есть над чем. Сама идея обеспечить людям смысл жизни многого стоит. Что может дать смысл всей жизни, во что готовы верить и отстаивать с кулаками? И финал вроде бы стандартный, но не совсем привычный. Интересно было до последней точки.

"Так говорил Заратустра" Фридрих Ницше

Слишком скоро протягивает одинокий руку тому, кто с ним повстречается. Иному ты должен подать не руку, а только лапу - и я хочу, чтобы у твоей лапы были когти.


Ницше такая же часть культурного контекста, как Платон, Кант, Кьеркегор, Лао цзы - можно за всю жизнь не прочесть у любого из них ни строчки, но не иметь минимального представления невозможно. На основании такого рода представления, Фридрих Ницше в моей табели о рангах был изрядным позером и выпендрежником. Разного рода высказывания, поднятые на знамя носителями расхожей эрудиции: от нигилистического "Бог умер" до сексистского "Ты идёшь к женщинам? Не забудь плётку!" и провокативного "Падающего толкни" - не добавляли привлекательности. А была ведь еще идея сверхчеловека и мутная история о Гитлере, ценившем "Так говорил Заратустра" едва ли не вровень с "Майн Кампф". Сумасшествие, которым завершилась жизнь мыслителя, тоже не добавляло желания ближе спознаться с его трудами.

Collapse )

Каждый ищет в книге ответов на свои вопросы, для меня моменты высочайших откровений перемежались немалой протяженности отрывками, которые оценивала как "чушь собачья" и what of... Но умение оценивать тексты моя встроенная опция - да, "Так говорил Заратустра" великая книга.

"Философы с большой дороги" Тибор Фишер

Диоген – бочка; Сократ – цикута; Аквинат – толстяк; Кант – неописуемое занудство. Привлечь внимание публики нужно сразу – потом это уже бесполезно. Вот почему иные западают на Ницше – ни у кого больше нет таких кустистых усов.


Не самая большая поклонница криминальной литературы. УОстапа это сформулировано как "мы чтим уголовный кодекс": можно устраивать свои дела. совмещая лазейки и прорехи законодательства с глупостью, жадностью, завистью и тщеславием, махровым цветом цветущими в социуме, но не стоит ввязываться в прямую конфронтацию с законом. Ильфа с Петровым вспомнила не случайно, в сути Тибор Фишерпродолжатель их смеховой линии. И еще О.Генри, и Марка Твена, и Джерома К.Джерома. Уморительно смешные приключения умников-недотеп, которым до поры ворожит Судьба, чья улыбка в любую минуту может превратиться в оскал. Пограничность, хождение по краю с опасностью в любой момент соскользнуть, оправдывает асоциальность героев: пусть ужо и за нас покуражатся, все равно рано или поздно, поняв, что графьев Монте-Кристо из них не вышло, переквалифицируются в управдомы.

Collapse )

Честно, сюжет, как по мне, ниже плинтуса. Но дискурс роскошен. В стенания по поводу всех несовершенств мироустройства органично вплетен обзорный курс мировой философии, что сделано с отменным изяществом и гомерически смешно. А местами грустною И трогательно. И трагично (я об афганских воспоминаниях героя). Как такое может совмещаться внутри одной книги? Ну, я бы точно не смогла, вы тоже. Тибор Фишер умеет. Потому он один из ведущих английских романистов и обозреватель "Гардиан". Но"Как править миром" у него все равно лучше.

p

"Сумерки идолов или как философствуют молотом" Фридриха Ницше

Оригинал взят у pokrovitelptiz в "Сумерки идолов или как философствуют молотом" Фридриха Ницше


В начале января 1889 года Ницше настигло безумие, а одно из последних своих значительных произведений - "Сумерки идолов или как философствуют молотом" - философ заканчивает за чуть меньше полугода до этой трагедии, в конце августа 1988 года.
"Сохранять веселость в мрачном и чрезмерно ответственном деле не малый фокус; а что же тут нужнее веселости? Ни одна вещь не удается, если в ней не принимает участия задор. Излишек силы только и есть доказательство силы. - ПЕРЕОЦЕНКА ВСЕХ ЦЕННОСТЕЙ, этот вопросительный знак, столь черный, столь чудовищный, что он бросает тень на того, кто его ставит, - такая роковая задача вынуждает каждое мгновение выбегать на солнце, стряхивать с себя ставшую тяжелой, слишком тяжелой серьезность. Тут хорошо всякое средство, тут всякий " случай" счастливый случай. Прежде всего ВОЙНА. Война была всегда великим благоразумием слишком ушедших в себя, ставших слишком глубокими умов; даже полученная рана заключает в себе целебную силу".
Напряжение интеллектуальное и физическое достигает кульминации; Ницше живет в такой "атмосфере", какую бы не выдержал ни один "нормальный человек".
Небольшая по объему книга "Сумерки идолов" - преследование и побивание "лживых кумиров", которыми издавно восхищалось человечество.
Первым делом Ницше нападает на Сократа, на "представителя черни", обвиняя его в том, что он decadent, вырождающийся тип, его "преклонение перед разумом" не что иное как признак упадка, деградации.
Затем немецкий мыслитель громит мораль, утверждая, что мораль есть "противоестественность": Ницше объявляет войну цивилизации, государству, церкви, культуре, общественным и административным учреждениям. Он считает, что человечество вырождается из-за "общепринятой морали", "общепринятых взглядов", "общепринятых порядков".
Свободный человек, - режет Ницше, - это воин.
Христианство испортило европейцев, испортило человечество. "Христианство есть метафизика палача".
Вполне понятно, что слова Ницше необходимо толковать не буквально - свободный человек действительно "воин", потому что ему приходится постоянно сопротивляться внешнему давлению, "вести войну за свою независимость" и не только с чем-то внешним, но и с самим собой. Многое в человеке "лишнего", наносного, ненужного, умерщвляющего, делающего его "подневольным", "рабом", "марионеткой".
Мораль - жестокая и циничная дрессировка индивида, превращение его в "домашнее животное", орудие, которым человека калечат с детства.
Мы становимся слабыми, беспомощными, болезненными, "стадными животными" от морали.
То, что казалось полезным для кого-то - нас по-настоящему покалечило...
Ницше напал на "благо" и "добро" - которые вовсе таковыми не были ни для него, ни для кого из человеков...
Я очень жалею, что не познакомился с трудами знаменитого немецкого отшельника в подростковом возрасте. Полагаю, эти книги очень помогли бы мне в отстаивании своей свободы, своих убеждений, пусть даже я бы в том возрасте и не очень способен был понять его произведения.
15 лет назад, перечитав во второй раз "Сумерки идолов или как философствуют молотом", я вынес себе вердикт: МОРАЛЬ, ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО, "СЕМЬЯ" (все эти "компрачикосы"), преследуя свои утилитарные цели, изуродовали меня настолько, что жить дальше НЕВОЗМОЖНО. Это - ПОЗОР!
Я совершил суицидальный акт...
"... Здесь следует, наперекор трусости предрассудка, прежде всего восстановить правильную, т.е. физиологическую, оценку так называемой ЕСТЕСТВЕННОЙ смерти, - которая в конце концов является также лишь "неестестественной", самоубийством. Никогда не гибнешь от кого-либо другого, а всегда от самого себя. Только это смерть при презреннейших условиях, несвободная смерть, смерть НЕ ВОВРЕМЯ, смерть труса. Следовало бы, из любви к ЖИЗНИ, - желать иной смерти, свободной, сознательной, без случая, без неожиданностей...
Наконец, совет господам пессимистам и другим decadents. Не в наших руках воспрепятствовать нашему рождению: но эту ошибку - ибо порою это ошибка - мы можем исправить. Если УНИЧТОЖАЕШЬ себя, то делаешь величайшего уважения дело: этим почти заслуживаешь жить..."
Я слишком ПОЗДНО познакомился с Ницше.
Слишком поздно...
p

"Человеческое, слишком человеческое" Фридриха Ницше

Оригинал взят у pokrovitelptiz в "Человеческое, слишком человеческое" Фридриха Ницше


Если говорить о творчестве Ницше, то, собственно, "ницшеанский период" известного немецкого мыслителя начинается с выхода в свет этой книги "для свободных умов"(работа над ней была начата в 1876 году).
К тому времени Фридрих Ницше окончательно порвал с "идеализмом", с друзьями, жестоко переживал из-за интеллектуального одиночества, физической боли, душевного смятения.
Книгу не приняли, несмотря на то, что в ней видны проблески гениального ума.
Рихард Вагнер окончательно отошёл от друга (или - напротив - сам философ понял, что они слишком по-разному смотрят на казалось бы одинаковые вещи), что сильно сказалось на здоровье писателя.
Ницше ушел полностью в одиночество.
Он выдумал себе собеседников.
Он шептался со своими фантомами, вызывая в себе приступы гнева и отчаяния.
Он нашел наслаждение в самонаблюдении и в вивисекции человеческих чувств.
- ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ, СЛИШКОМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ! - эхом позже разнеслось громко по Европе. Неприкаянного одиночку признали, но было поздно...
А пока Ницше упражнялся в умении выбивать почву из-под ног всякого рода ловкачей.
Он об'явил ничтожным все, что ранее считалось признаком ВЫСОТЫ.
Больше всего оплеух досталось христианству и идеализму. Ницше готовится совершить "последний смертельный бросок" на то, что он презирал...
Тем не менее в "Человеческом, слишком человеческом" внимательный читатель вычитает много высокопарной чепухи и обнаружит явные противоречия(не зря философ позже захочет переписать книгу), Ницше похож на непоседу, которому не сидится на месте и он то и дело что-то нарочно ломает, швыряет гальки в воду, так чтобы они прыгали по водной глади, громко кричит или, напротив, еле-еле говорит горькие слова, от которых темно на сердце.
"Человеческое, слишком человеческое" - это меланхолия, постепенно вытесняемая злой и веселой иронией.
Не самая лучшая книга Ницше - но в ней есть много умных мыслей, ради которых стоит прочитать всю книгу целиком.
p

"Генеалогия морали" Фридриха Ницше

Оригинал взят у pokrovitelptiz в "Генеалогия морали" Фридриха Ницше


Фридрих Ницше - один из самых интересных философов, чьи сочинения воздействуют как живительный, бодрящий напиток.
"Генеалогия морали" написана после книги "По ту сторону добра и зла", - мощной, скандальной, эффектной настолько, что, обожженный этой книгой, относишься с пиететом к автору на всю жизнь, либо же, испуганный и сбитый с толку, бежишь от него и никогда к его произведениям не возвращаешься.
Чтение Ницше - одно из самых ярких событий моей духовной жизни. До сих пор с удовольствием вспоминаю мое открытие Ницше.
Все основные сочинения, все главные книги немецкого философа мною давно были прочитаны (кое-что перечитано много раз), а вот "Генеалогия морали" прошла мимо меня. Всякая книга требует внимательного к себе отношения (я имею в виду серьезную литературу); по всей вероятности, "ницшеанский" период в моей жизни закончился в какое-то время и потому я оставил нечитаные тексты гениального певца Заратустры на потом.
"Генеалогия морали" - продолжение дозаратустровского "Человеческое, слишком человеческое", в котором предпринята попытка об'яснить поступки человека с "научной точки зрения", без всяких религиозных и идеалистических восторженностей.
Каковы истинные намерения человека в конкретном поступке? Что такое совесть? Что такое "добро" и "зло"? Есть ли смысл в жизни? Как возникла религия? Чем руководствуется в практической жизни та или иная личность?
В "Генеалогии морали" Ницше как бы в абсолютной тьме шествует и освещает свой путь фонариком, исследуя местность.
Книга разделена на три трактата.
ТРАКТАТ ПЕРВЫЙ: "Добро и зло", "хорошее и дурное. В этом трактате философ, вопреки общепринятым воззрениям, утверждает, что ЗЛО может быть Добром, если несет с собою нечто хорошее для облагорожения и возвышения человека. Это, на самом деле, и есть ДОБРО, пусть со стороны покажется наблюдателям и свидетелям чем-то злым.
ТРАКТАТ ВТОРОЙ: "Грех", "нечистая совесть" и родственные понятия. Здесь мыслитель об'ясняет, что послужило возникновению понятия ГРЕХ ( - отношения КРЕДИТОРА и ДОЛЖНИКА, СИЛЬНОГО и НЕМОЩНОГО, УДАЧЛИВОГО и ЛИШЕННОГО ПОКРОВИТЕЛЬСТВА).
ТРАКТАТ ТРЕТИЙ: Что означают аскетические идеалы?
Ницше раскрывает смысл аскетизма. Зачем понадобился отдельным индивидам аскетизм.
Он говорит: человек предпочитает хотеть Ничто, чем ничего не хотеть... И он безусловно прав!
Аскетизм, мораль, совесть должны по Ницше служить единственно для возвышения человека. Он с негодованием обрушивается на нигилизм - естественный итог усталых умов и измученных болотных душ. Смысл жизни - гремит молотом философ - человек выковывает сам, а не ищет его в собственной жизни, переполненной муками, самоистязанием, огорчениями, аффектами.

"Великие кануны" Льва Шестова

Оригинал взят у flickering4 в "Великие кануны" Льва Шестова



Понемногу перечитываю Льва Шестова и вот, читая "Великие кануны", не мог не поделиться своим восхищением от творчества этого замечательного русского философа, обладавшего помимо  своего дара гениально понимать философии всех существовавших с древности мыслителей , ещё и большим литературным талантом описывать это понимание.
"Великие кануны" собой представляют книгу, состоящую из нескольких частей: философского предисловия, где Шестов своими афоризмами подготавливает читателя к чтению, может быть, не совсем уж понятных для обыкновенного читателя текстов; а дальше мы углубляемся в его философию, которую, собственно, философией трудно назвать. Шестова называют антифилософом, - потому что он всеми своими словами выбивает почву из-под ног философии и вообще любых положительных наук. Не только наук - но и обыденного человеческого сознания. Обычное человеческое мышление, по Шестову, есть некое наваждение, "грехопадение", магическая скованность, не позволяющая человеку обрести истинную свободу.

Шестов может нападать на своих любимчиков (Льва Толстого, Фёдора Достоевского, Фридриха Ницше), однако, когда он видит, что их лавры начинают поедать ослы, он берёт в руки палку и гонит их прочь. Всеобщее, требующее доказательств, холодное, бездушное, санкционированное большинством - есть смерть живой жизни.
Не зря Льва Шестова в европейской философии называли ещё и духовным двойником Сёрена Кьеркегора, знаменитого на весь мир предшественника экзистенциализма. К слову сказать, Лев Шестов написал о Кьеркегоре книгу. Узнал о нём он довольно-таки поздно, - насколько помню, после эмиграции из большевистской России.

Так же в "Великих канунах" он пишет о Льве Толстом ("Разрушающий и созидающий миры. По поводу 80-летнего юбилея Толстого), о Генрихе Ибсене, о поэзии и прозе Фёдора Сологуба, о философе Уильяме Джемсе.
Он подбирает искуссно ключи к каждому из перечисленных выше персон.
Книги Льва Шестова очень интересные. Повторюсь, он был не только замечательным философом, но ещё и обладал хорошим литературным даром (Николай Бердяев, его друг, писал, что талант литературный затмевал в некотором смысле его философскую одарённость, с чем я лично не согласен).

Лев Шестов, по моему, самый известный русский философ (обыкновенно принято считать, что самым известным русским философом является Николай Бердяев).
Читать его - это действительно наслаждение. С ним можно не соглашаться, но не восхищаться его книгами невозможно.