Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

аудионовогодний

Книжные итоги-2020

Закончился 2020 год, начался 2021, давайте традиционно подведем книжные итоги ушедшего года.
Сделаю этот пост пока прикрепленным, а кто первый раз приходит в сообщество, загляните вот сюда.

Делитесь своими книжными итогами: хотите, приносите их отдельными постами, хотите комментариями сюда, я постараюсь вынести их в шапку.
Кстати, традиционно первый написал о своих книжных итогах winter_tor

[Мои итоги]У меня в книжном плане достаточно скудный год. Очень большая нагрузка в реале, отсутствие отпуска, заболевание короновирусом привели к тому, что времени и сил на чтение (и даже на прослушивание) книг почты не было. За все те годы, что я веду статистику, я еще так мало никогда не читала.
Всего 96 книг, из них тольок 6 глазами, все остальное аудиоверсии. Зто и неудачных книг, которые даже не смогла дочитать, всего одна из них.
Лучших тоже меньше, чем обычно, но это и неудивительно, я же и всего книг меньше прочла.
Лучшие в этом году для меня:
Бакман. Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Достоевский. Братья Карамазовы
Тайлер. Уроки дыхания
Старк. Пусть танцуют белые медведи
А также две перечитанные, на которые еще даже не добралась отзыв написать, это Диккенс Рождественская песнь в прозе и Гюго Отверженные.
А как обстоят дела у вас?


Итоги winter_tor
Итоги alenenok72
Итоги innuleska
Итоги yuvikom
Итогиlana_1909
Итогиvictorova_taja
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"Гений места" Петр Вайль

На линиях органического пересечения художника с местом его жизни и творчества возникает новая, неведомая прежде, реальность.

А в самом деле, что раньше: курица или яйцо? Место красит человека или человек место? Забавно, что до этой книги Петра Вайля, воспринимала поговорку лишь в применении к социально-карьерной сфере - места в общественной иерархии. Неважно, мол, что N начальник, а NN простой землекоп, если первый ничего не соображает в том, что делает, ленив и необязателен, так и не будет ему почета, а хорошего добросовестного работника даже занимаемое им скромное место не лишит уважения окружающих. Как-то так, чушь, конечно. Мусорщика, как бы ни был хорош со своими баками, никогда не оценят по той же шкале, что банкира или телеведущую, хотя бы и небольшого ума.

И только с "Гением места" впервые приложила народную мудрость к географическим координатам, впервые осознав: а вот здесь работает. Сам по себе факт рождения/проживания в Нью-Йорке, Париже или Москве не делает горожанина исключительно интересной персоной. Хотя выгодно отличает его от жителя деревни Большое дышло. Куда важнее концентрация ярких, талантливых, трудолюбивых и предприимчивых людей, приехавших в любой из мегаполисов хотя бы и из села Гадюкино, создающих неповторимую ауру этого места: "Питер - культурная столица", "Москва никогда не спит".

Collapse )

Резюмируя: "Гений места" - сборник совершенных по форме и замечательных по содержанию историй, который нельзя причислить ни к одному из традиционных жанров. Путевые заметки, культурологическое исследование, литературоведческая эссеистика, рассказы об архитекторах, музыкантах, живописцах, гастрономический травелог - все это и не только. Тот случай, когда целое много больше суммы составляющих. Совершенный читательский восторг, подаренный встречей с умным, эрудированным и талантливым автором.

Даниэль Шпек. Piccolа Сицилия



Для меня роман "Piccolа Сицилия" - это, прежде всего, роман о любви. Любви разной. Всепоглощающей любви женщины к мужчине, жертвенной любви мужчины к женщине, всепрощающей любви родителей к детям, бескорыстной любви к родному дому и, главное, самой важной любви - любви к жизни.

Collapse )

"Кто не спрятался" Яна Вагнер

История ползет через нас, тяжелая, как ледник. Наваливается и ломает наши кукольные домики, наши маленькие нелепые жизни. Она раздавила наших родителей, а следом по инерции раздавила нас.

Они приезжают в зимний отель в маленькой восточноевропейской стране, чтобы... Чтобы что? Вволю накататься на лыжах? Отдохнуть несколько дней от забот и треволнений московской жизни? Вкусить прелестей дольче вита, когда ради приятельского междусобойчика девяти человек откупается целый отель, в потенциале способный вместить две сотни гостей? Обсудить и скоординировать дальнейшие творческие планы (среди присутствующих знаменитая актриса, режиссер, писательница, юрист, журналист)? В очередной раз подтвердить незыблемость дружбы длиной в двадцать лет?

Вряд ли. Участникам поездки чуть за сорок - не двадцать, когда шумная компания предел мечтаний. Планы, буде таковые возникнут, можно обсудить и дома. Красивой жизни все они уже попробовали, да она ведь в достаточной мере завязана на социализацию: других посмотреть и себя показать, а на кого смотреть и кому чего показывать, когда вокруг те, кого полжизни знаешь. И здесь не модный курорт. Вот разве что лыжи. На которые за четыре дня, проведенных в отеле, ни один из них так и не встанет. Хотя лыжная палка сыграет значительную роль в событиях.

Collapse )

Стилистически очень хорошо, это мое первое знакомство с прозой Яны Вагнер, не могу сказать, что прямо совсем-совсем оригинально, много общего с тем, как пишет Виктория Платова. Хотя общий пафос с болезненным акцентом на травмы - скорее петрушевский. Как по мне, чересчур безнадежно, такое массированное "оставь надежду всяк, сюда входящий". Но увлекательно и до конца неясно, кто убийца, хотя задавить гадину следовало давно, простите мою кровожадность.

"Стеклянный отель" Эмили Сент-Джон Мандел

Свечу зажгла я с двух концов,
Пускай недолог свет,
Он у друзей и у врагов
В душе оставит след.
My candle burns at both ends;
It will not last the night;
But ah, my foes, and oh, my friends--
It gives a lovely light!

Эдна Сент Винсент Миллей

Назвать новый роман Эмили Сент-Джон Мандел книгой о финансовой пирамиде, примерно как о "Станции Одиннадцать" сказать: постапокалипсис с пандемией. Да и нет. То есть, внешняя событийная канва включает заявленные обстоятельства и расписывается все довольно подробно. Тщательный разбор мотиваций воплотившего схему Джонатана Алкайтиса - что удивительно, важнее личного обогащения, которое вообще не главное, было "не обмануть ожидания вкладчиков".

Collapse )

У Эмили Мандел удивительная способность создавать связный мир с ощущением правильного и справедливого устройства там, где все разбито вдребезги и должно бы разлететься в клочки-осколки-обломки. Складывать необычные конструкции из привычных элементов, соединять в местах, где сама возможность соединения, кажется, отсутствует - а вот поди ж ты сливается, живет, дышит.

И вовсе не чудовище Франкенштейна, вполне себе обыденное существование получается, а что новый мир обретает дополнительное свойство, вроде возможности левитации, двоякого дыхания или хождения по воде аки по суху, так то не всякому дано увидеть, и мы особо афишировать не станем. Одновременная реальность-ирреальность происходящего, которой писательница как-то насыщает свои книги. Трансовое, гипнотическое утешительное воздействие ее текстов, когда все хуже некуда, но читатель укрепляется в уверенности, что Бог в своих небесах и в порядке мир.

уют

Марджори Киннан Роулингс

На русском я сейчас читаю книгу А. Скотта Берга «Гений. История человека, открывшего миру Хемингуэя и Фицджеральда». Она об очень талантливом редакторе - Максе Перкинсе. Письма редактора к авторам в первой половине 20-го века, напоминают речи ведущего детских передач из фильма "A Beautiful Day in the Neighborhood" (фильм 2019 года, я не знаю, как его перевели, у меня перевод на русский не гуглится), т.е. он им был и нянькой, и мамкой, и психологом, и соавтором. Книга очень интересная, а так же не менее интересны комментарии к ней. В основном это имена и произведения писателей с которыми работал Макс Перкинс. Большинство из них я не только не читала, но даже никогда о них не слышала, потому что очень многих в СССР не переводили.

Одна из  авторов Макса Перкинса - Марджори Киннан Роулингс. И параллельно с книгой А.С. Берга я прочла на английском ее повесть "South Moon Under"/"Южная луна в надире"(надир (от араб. نظير назир, «напротив») - точка небесной сферы, находящаяся под горизонтом, противоположная зениту). Эта книга о жизни в Северной Центральной Флориде, место отмечено на карте красным:

Big Scrub in Ocala, Florida
Big Scrub in Ocala, Florida


Существует поверье, что люди любят смотреть, как другие работают. Право, не знаю, насколько это так, но я уже в который раз убеждаюсь, что мне нравится об этом читать. В самом деле, тяжела жизнь флоридских фермеров. Они пашут и мотыжат посреди болота в зной, а лишаются урожая, когда случаются заморозки или засуха.

Collapse )

"Шелк" Алессандро Барикко

- Я пробрался вглубь неизвестных стран,
Восемьдесят дней шел мой караван...
...И, тая в глазах злое торжество,
Женщина в углу слушала его

Почему мы такие? Что нам дано, то не влечет. Запретный плод нм подавай, а без него нам рай - не рай. Может потому, что это в нашей природе? Завоеванное однажды относится подсознанием по разряду долгосрочных активов: удобно сидеть, но сердце не бьется чаще, при воспоминании. А хочется, чтоб билось. Дело даже не в желании - необходимо, чтобы все продолжало крутиться. Чтобы мир не перестал вращаться.

Collapse )

А в промежутках между встречами делать из жены подобие той, другой. В наивной уверенности, что не поймет, не догадается, отчего вдруг оказалась на роли мрамора, от которого отсекают все лишнее. И вытягивать из своей, из ее жизни, из жизни той, третьей, тонкую шелковую нить, другим концом уходящую в самое средоточие жизненной силы. У вас может создаться превратное впечатление,что производство шелка столь же утонченный процесс, как его ношение. Так вот, нет. Для того, чтобы червь, выбираясь, не повредил кокона, его варят прямо внутри. Там еще запашок довольно специфический. Когда б вы знали, из какого
сора.

А когда бы и знали, разве это кого останавливало? Так и будет. Гладкость шелка. Тонкая нить. Кто-то заживо сгорает в своем коконе.

Должен сообщить вам, сударь, одно весьма важное известие. Мы все отвратительны. Мы все на редкость отвратительны.
Господин был родом из Дрездена. Он торговал телятиной и плохо понимал по-французски. Господин разразился оглушительным смехом и закивал головой. Казалось, он уже никогда не остановится

"В погоне за праздником" Майкл Задурьян

Вопреки боли, вопреки этой изуродованной плоти, на которой записана вся моя жизнь. Сквозь дурноту, сквозь готовность к смерти.

Имя Майкла Задурьяна не много скажет русскоязычному читателю, из трех его романов на русский переведен только "The Leisure Seeker", и вот еще один в бесчисленной череде случаев, когда отличный перевод книги сопровождает катастрофическое название.

Collapse )

Здесь будут воспоминания об их жизни. Будет горький, честный и абсолютно неполиткорректный взгляд на Детройт (загуглите про шестьдесят седьмой, если интересно). И Элла будет глушить боль голубыми таблетками, констатируя: Наркоманка Элла выходит на тропу войны. И сумеет отбиться от работников службы безопасности Диснейленда, которые попытаются отправить ее в больницу, когда "двухтонная Элла" перевернется на парковой тележке,

И они займутся напоследок сексом. Потрясающая книга. С юмором, без соплей. Честная.

Старикан заполняет квитанцию, отрывает часть и выдает мне вместе со сдачей. И снова зенки на меня пялит.
– Со мной что-то не так? – спрашиваю я, озверев. Давай, мол, выкладывай.
– Вы готовы? – На этот раз он смягчает свой выговор.
– К чему? – Я покрепче сжимаю ручку трости.
– Готовы принять Иисуса как своего спасителя?