Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

аудионовогодний

Книжные итоги-2020

Закончился 2020 год, начался 2021, давайте традиционно подведем книжные итоги ушедшего года.
Сделаю этот пост пока прикрепленным, а кто первый раз приходит в сообщество, загляните вот сюда.

Делитесь своими книжными итогами: хотите, приносите их отдельными постами, хотите комментариями сюда, я постараюсь вынести их в шапку.
Кстати, традиционно первый написал о своих книжных итогах winter_tor

[Мои итоги]У меня в книжном плане достаточно скудный год. Очень большая нагрузка в реале, отсутствие отпуска, заболевание короновирусом привели к тому, что времени и сил на чтение (и даже на прослушивание) книг почты не было. За все те годы, что я веду статистику, я еще так мало никогда не читала.
Всего 96 книг, из них тольок 6 глазами, все остальное аудиоверсии. Зто и неудачных книг, которые даже не смогла дочитать, всего одна из них.
Лучших тоже меньше, чем обычно, но это и неудивительно, я же и всего книг меньше прочла.
Лучшие в этом году для меня:
Бакман. Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Достоевский. Братья Карамазовы
Тайлер. Уроки дыхания
Старк. Пусть танцуют белые медведи
А также две перечитанные, на которые еще даже не добралась отзыв написать, это Диккенс Рождественская песнь в прозе и Гюго Отверженные.
А как обстоят дела у вас?


Итоги winter_tor
Итоги alenenok72
Итоги innuleska
Итоги yuvikom
Итогиlana_1909
Итогиvictorova_taja
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"Пруст и кальмар. Нейробиология чтения" Марианна Вулф

Так век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.
Гумилев.

Увлекательный, что не мешает ему быть серьезным и умный - что не мешает быть интересным - нон-фикшн, посвященный чтению и тому, как оно изменяет наш мозг. Автор психолог, когнитивный нейробиолог и психолингвист Марианна Вулф видный борец за глобальную грамотность, долго работала в Африке, отмечена многими наградами, а тест на определение скорости декодирования прочитанного, разработанный ею в соавторстве с Мартой Денкла стал классикой в изучении дислексии.

Collapse )

Книга отличная, но мне не хватило, как и в "Истории чтения" Альберто Мангеля, разговора об аудиокнигах и голосовых синтезаторах. Для сегодняшнего читателя умение воспринимать текст с голоса совершенная необходимость, открывающая колоссальные когнитивные возможности. Львиная доля того, что я читаю сейчас глазами - книги на иностранных языках, на русском, в основном, слушаю. Простительное Мангелю, писавшему свою историю четверть века назад, воспринимается досадным упущением сегодня, когда технологии сделали такой способ чтения доступным.

"Небо сингулярности" Чарльз Стросс

1. Я - Эсхатон. Я не бог ваш.
2. Я происхожу от вас и существую в вашем будущем.
3. Да не нарушишь ты принципа причинности в моем историческом световом конусе. А не то.

Чарльз Стросс, потому что и прежде слышала о "Небе сингулярности" и "Железном рассвете", а в последнее время, в связи с выходом русского перевода «Accelerando», о нем опять заговорили. Решила составить представление. Прочла "Бродячую ферму", влюбилась; продолжила "Антителами", ничего не поняла, возненавидела автора (а кому понравится чувствовать себя тупым?) Стросс весь такой, весь качели от понимания и радостного осознания: вот блин, как мудрено закрутил мужик, а я поняла - мы с ним классные ребята, до: чё за пургу он несет, нифига не понятно.

Collapse )

От головной планеты, Нового Петербурга, мощной тирании, строгостью порядков напоминающего Республику времен террора, к Рохарду отправляется корабль "Полководец Ванек",на борту которого, помимо беременного адмирала (а чего, там равноправие и мужчины тоже рожают) и команды находится представитель ООН землянка Рашель Мансур, спецагент, чивоуштам, с имплантированными навыками супербойца, правда за применение в течение минут приходится расплачиваться сутками абсолютной беспомощности, а также Мартин Спрингфилд, инженер и тайная креатура Эсхатона.

Вот, теперь можете читать, все вам будет понятно.

Архипова А., Кирзюк А.«Опасные советские вещи. Городские легенды и страхи в СССР»

В начале очень много о самом научном термине, подходе, материале, причинах возникновения слухов и их распространения. Ладно, можно потерпеть, ведь дальше должно быть интересно. На научпоп книга не тянет, слишком сухо, серьёзно и научно. И долго об одном и том же, что больше похоже на учебник для студентов с непрофильных факультетов, ибо рассчитано не на живость ума, который всё схватывает слёту, а на монотонное вдалбливание одного и того же тезиса по сотому кругу.

Евреи-вредители, заражённые СПИДом иголки в кинотеатрах, стаканы в автоматах с газировкой, изображение неугодных личностей на плакатах, тетрадях и прочих предметах и тому подобное.

Признаюсь честно, не дочитала. Утомилась искать интересные факты на десятках страниц подобной информации, которую просто иначе перефразировали. 

Книга, наверное, всё же рассчитана не на широкой круг читателей. Ну либо на тех, кто пролистал и доволен. 

"Странная погода" Джо Хилл

Это было… чем? Устройством? Машиной? В каком-то роде – да. Что вызывает следующий очевидный вопрос. Что под капотом? Где, черт возьми, этот капот?

Прежде читала у Джо Хилла "Коробку в форме сердца", "Рога", "Страну Рождества" "Пожарного" - всё крупные формы. Два свежих сборника повестей отчего-то пропустила. Начала одновременно, "Full Throttle" в оригинале, этот на русском.

С "Полным газом повожусь еще, а "Странную погоду" проглотила быстро. Укрепившись во мнении: отличный писатель, но моему читательскому сердцу никто не заменит его отца. И да, Кинг оказал существенное влияние на творческую манеру, но в большей степени как корифей жанра. Хилл талант самобытный, куда более хардкорный, в нем очень мало или вовсе отсутствует кинговский интерсекфеминизм (космический гуманизм) - деятельное сострадание ко всем униженным и оскорбленным, которое - оно, а не умение сделать нам страшно, в основе его немыслимого успеха.

Collapse )

"Дождь" завершает сборник и да, это достаточно яркая вещь о дождях из иголок и булавок, изливающихся на землю как апокалиптическая напасть. О том, как любая дополнительная гадость в нашем, не славном терпимостью, мире, может стать триггером для полного уничтожения. О подлых сектантах, о бесконтрольных научных экспериментах, проблемы меньшинств еще по касательной. Но на мой взгляд самая политизированная и неинтересная повесть. Общее впечатление от квартета замечательное, а кроме того, сборник награжден премией Брема Стокера.

"Геном" А. Дж. Риддл

История инфекционных заболеваний всегда сводилась к пассивному реагированию. Впервые мы имеем возможность засечь момент, когда новый патоген проникает в организм первого носителя, и имитировать воздействие вируса, виртуально испытывая методы лечения. Лекарство можно распространять в онлайновом режиме

А.Дж.Риддл продолжает оптимистичный цикл "Вымирание", начатый "Пандемией". Запланированная трилогия "Геномом", вторым романом, закончится. Что, в целом, к лучшему,. Потому что уже здесь "смешались в кучу кони, люди", страшно представить, что было бы, решись автор еще на один роман.

Collapse )

Напрасно ждешь вразумительного развития событий. Взамен тебя закармливают конспирологией, родственной любовью в количествах, несовместимых с жизнью, завиральными квазиэволюционными теориями и Алисой Кэрролла. А последнее к чему? Ну, автор подумал, и решил, что каши маслом не испортишь - Алису ведь все любят, почему не вставить ее в книжку про проект "Зеркало"?

В общем, единственное, на мой взгляд, достоинство романа - аудиоверсия, начитанная Игорем Князевым. По крайней мере, в части его исполнения, удовольствие гарантировано.

Galileo's Dream by Kim Stanley Robinson

Бог создает мир посредством математики, и он дал нам мышление, позволяющее это видеть. God makes the world using mathematics, and He has given us minds that can see it.

Рождение Галилея совпало со смертью Микеланджело, вернее, случилось за три дня до нее. Далекие от теории инкарнаций современники, связали, тем не менее, эти события. И видели в великом ученом прямого продолжателя дела художника. Ким Стенли Робинсон посвятил книгу Галилею, как нетрудно догадаться по названию. И всякий, знакомый с творчеством писателя, поймет. что это не будет традиционным историко-биографическим романом по типу "Жизнь замечательных людей".

Collapse )

Будучи весьма непростым чтением, "Сон Галилея" выражено дуалистичен: архаика противопоставляется футуризму, невежество эрудиции, грубость утонченности, утилитарный подход к пониманию природы, признанию мира как живого и мыслящего; примитивная каузальность - изощренному взаимопроникающему плетению причин и следствий. Сложно, но невероятно круто и прекрасно.

The Years of Rice and Salt by Kim Stanley Robinson

Я сотни раз прорастал травой по берегам стремительных рек. Сотни тысяч лет я рождался и жил во всех телах, что есть на Земле
Джалаладдин Руми

Кима Стенли Робинсона буду читать еще, после "Авроры" было ясно. Сильнее всего хотелось "Годы риса и соли", на русском, кажется, нет еще. Но такой интересный посыл, смотрите: в реальности романа чума (а скорее сочетание чумы, сибирской язвы и голода, вызванного неурожаем) уничтожила на тридцать процентов населения Европы, а девяносто девять, странным образом не затронув густонаселенных Индии и Китая. То есть, были единичные случаи заражений, но эпидемию удавалось локализовать совершенно драконовскими мерами. И основной переносчик, европейская серая крыса, в том биоценозе отсутствовала. Впрочем, не возьмусь утверждать, но как-то так. Европа опустела, христианства нет, остались ислам и буддизм, между ними будет разворачиваться постоянное соперничество. Города, спустя столетия, заполняются , обживаются и перестраиваются по новым канонам.

Collapse )

В этой книге столько всего интересного, и когда ближе к концу над теорией инкарнаций станут потешаться - а что бы вы хотели, просвещенный XIX век, ниспровержение устоев, будет ужасно обидно - вы чего, есть это, есть, вся же книга о том! И такой неожиданный безнадежный обнадеживающий, грустный, прекрасный финал, описывающий примерно наше время. Дивный роман. Если переведут, обязательно перечитаю.

Конечно, мы плохие. Конечно, все идет не так. Но зачем жить только этим? Для чего притворяться, что лишь об этом история? Of course we are bad; of course things go wrong. But why dwell on it? Why pretend this is the whole story?

Czarne oceany Яцек Дукай

Массовое производство портативных солнечных батарей и солярных нанотканей обрушит нефть Рынок всегда об этом знал. Оd czasu potanienia nanotkanin solarnych oraz przenośnych megabaterii; kiedy te ostatnie wejdą do masowej produkcji, ropa ostatecznie spadnie na łeb. Giełda wiedziała o tym o dawna.

В этой части пан Яцек тоже не вполне угадал, нефть и сама по себе имеет тенденцию падать, без участия нанотехнологий. Почему "тоже"? Потому что в здешнем варианте апокалиптики человечество становится жертвой беды, принципиально отличной от тех, с какими сталкивалось прежде - вируса, поражающего не физическое тело, но психику. Хотя, написанный девятнадцать лет назад, "Черный Океан" Czarne oceany, удивляет точными прозрениями подробностей сегодняшних реалий. С требованием самоизоляции в квартирах, но и необходимостью втискиваться в переполненный общественный транспорт, где о социальной дистанции думать смешно.

Collapse )

После, когда выяснится, чьими воспоминаниями спровоцирован этот припадок, придет время задуматься о целях, средствах и степени этической оправданности фаустианского стремления к чистому знанию. Это не единственная в романе коннотация к "Фаусту", виртуальный менеджер Ханта Дьявол (помните, говорила о цифровых помощниках?). Так-то да,

Принятие эстетики зла первый шаг на пути к принятию зла, как такового. Acceptance of an aesthetic of the evil is the first step to accepting the evil itself.

Хочу еще только добавить, что идея монад восходит к "Солдатам Вавилона" Лазарчука, там такого рода вирусные психомемы, вытесняющие основную личность, называются кодонами. К вопросу преемственности.

Роман роскошный, очень непростой, объемный и удивительно актуальный.

Мое рабочее место там, где мои мозги. Gdzie mózg mój, tam biuro moje.