Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

"Мышеловка" (СССР, 1990)


Рубрика "экранизации прочитанных мной книг".
Из рубрики "пересмотренное"...
В продолжение пересмотра советских экранизаций детективов Агаты Кристи (недавно смотрел "Загадку Эндхауза" тех же лет) решил пересмотреть "Мышеловку", снятую по знаменитой пьесе "королевы детектива". Пересмотр правда получился довольно таки условный, впервые фильм смотрел еще в 90-х годах и, как вполне предсказуемо выяснил, мало что помнил из него.
Мне нравятся медленные, тягучие, но при  этом атмосферные герметичные детективы, мне обычно совсем нескучно их смотреть, даже наоборот. Однако в этом случае что-то пошло не так и мне не особо понравилось. Вроде все как надо сделано, как мне нравится, но чего-то не хватило, в первую очередь скорее всего как раз той атмосферы, которая ожидалась. В той же "Загадке Эндхауза" все очень понравилось, но "Мышеловка" оставила меня скорее равнодушным.
Кроме атмосферы, вернее ее отсутствия, несмотря на все попытки создателей фильма, я бы еще отметил невыразительную игру актеров. Вроде бы актеры хорошие (отдельный разговор про Елену Степаненко, вот она меня откровенно раздражала в этом фильме), вроде бы стараются, но такое ощущение, что их заставляли играть, а сами они не особо хотели и пытались "выехать" на чистом профессионализме.
Одним словом, ожидалось приятное и очень атмосферное времяпрепровождение, но как минимум в полной мере я его не получил, увы, хотя и совсем уж провалом фильм назвать тоже не возьмусь.
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"Возвращение "Пионера" Шамиль Идиатуллин

Значит первый

Я возьму этот большой мир,
Каждый день, каждый его час,
Если что-то я забуду,
Вряд ли звёзды примут нас

Идиатуллин умеет о подростках так, что интересно и взрослым ("Убыр", "Город Брежнев"). Память у него хорошая - не избирательная, в отличие от той, что у большинства бывших соотечественников: только хорошее о стране, которую мы потеряли или только плохое об империи зла ("Город Брежнев", "СССР").

Collapse )

"Возвращение "Пионера" это почти по Стругацким: читательское счастье для всех, и никто не уйдет обиженным. Вот разве что не "даром". Но даром, как показывает практика, в итоге выходит дороже

книга

Патриция Мойес. Специальный парижский выпуск.


В оригинале роман называется «Murder a la Mode» (1963). В переводе, выполненном Е. Коротковой и Е. Кривицкой в 1974 - «Специальный парижский выпуск». Есть ещё перевод Е. Кривицкой под названием «Модное убийство» (1992) и перевод А. Скибиной «Убийство от кутюр» (2014).
Я читала первый перевод.
Роман входит в цикл «Инспектор Генри Тиббет».

– Не стану я этого делать! – кричал Патрик Уэлш. – Это неприлично, отвратительно! Если под такое уродство вы дадите двойной разворот, я ухожу.
Он суетливо метался по комнате и даже попробовал вырвать клок волос из своей все еще буйной шевелюры.
Но Марджори Френч твердо стояла на своем.
– Нет, это модная линия и модная длина, Патрик, – сказала она, разглядывая фотографию. – Эта модель будет производить потрясающий эффект и станет главным событием номера.


Так начинается роман – спорами, взрывом эмоций, суетой и перспективой ночной работы перед выпуском очередного, самого главного, «парижского» номера журнала «Стиль».
Горящие дедлайны одинаковы во все времена, но в докомпьютерную и доцифровую эпоху пишущих машинок, пленочных фотоаппаратов и отсутствия мобильных телефонов декорации, в которых разворачивается действие, имеют налет ретро, что придет им особый шарм.
Красочно изображен лондонский мир моды начала шестидесятых, его мишурная пестрота, интриги и сплетни, серьёзный труд и жульничество, амбиции и высокие ставки.
Итак, последняя ночь перед сдачей номера, всё основное сделано, шум утих, осталось лишь допечатать подписи к фотографиям. Для этого и задержалась далеко за полночь на своём рабочем месте заместитель редактора.
А наутро она была обнаружена за своим письменным столом мертвой. Тут же выясняется, что она вместе с чаем приняла яд – но то ли она сама собою так распорядилась, то ли это преднамеренное убийство, пока неясно. Причем немало аргументов выдвигаются в поддержу первой версии.
За расследование принимается инспектор Генри Тиббет. Понравилось, как он изображен: не гений дедукции, не супермен, обычный следователь, спокойный, вдумчивый, человечный. А работать ему приходится с очень замысловатой публикой – в сфере индустрии моды, в издательском деле просто парад неординарных, а местами весьма странных личностей.
Читатель поначалу тоже может запутаться во всей довольно многолюдной и шумной компании персонажей, но вскоре этот многоцветный клубок удаётся распутать на отдельные нити. И Генри Тиббет не сидит сложа руки – так что сюжет развивается довольно динамично: и опрашиваемые подталкивают от одной версии к другой, и собственные наблюдения и поиски подбрасывают порой совершено неожиданные факты…
Концовка – эффектная и для меня была неожиданной. Я предполагала немного иную развязку.
В целом «Специальный парижский выпуск» не назвала бы выдающимся произведением детективного жанра, но вполне достойная иллюстрация к высказыванию Анны Ахматовой: «Вечер с детективом — это прекрасно. Тут и быт, тут и светская жизнь».
Загадка разгадана, улики обнаружены, покровы сорваны, интрига раскрыта.
Правда, у меня остался один абсолютно праздный вопрос: интересно, как бы выводил фигурантов на чистую воду лейтенант Коломбо? :)

"Лекарство для империи" Борис Акунин

От всех болезней капель датского короля не найти полезней

Буржуазно-демократическая революция и революция пролетарская – потрясения совершенно разного калибра. Средний класс немыслим без частной собственности, поэтому если бы он к 1917 году составлял большинство, всё, вероятно, закончилось бы февралем. Россия продолжила бы существовать в виде демократической республики и обошлась бы без гражданской войны, без тоталитарного режима.

Вопреки любви к Григорию Чхартишвили во всех его ипостасях (которых известно много и Борис Акунин лишь одна из них), "Истории российского государства" за его авторством прежде не читала. Романы-иллюстрации - да, ни одного не пропустила, но собственно исторических томов, нет, не брала.

Collapse )

Интересная, умная, логически непротиворечивая и политически не ангажированная история России. К тому же отменно исполненная. Ах да, аудиокнигу начитал эталонный Александр Клюквин.

"Дом доктора Ди" Питер Акройд

Синдром самозванца

Меня преследует один страх, одна навязчивая идея – боязнь, что любая написанная мною строка имеет какой-то иной источник, что я краду у кого-то фабулу и слова, что я использую темы и находки других романистов.

И не случайно. вы ведь, в самом деле давно занимаетесь этим, господин Акройд. Так получилось, так совпало, что завершение века и тысячелетия породило в литературе странный гибрид псевдоисторического романа с интеллектуальным и приключенческим. Героями, как правило, выступали реальные исторические фигуры: ученые, писатели, поэты. Политические деятели если и появлялись, то для создания антуража.

В большинстве случаев персонажи, в реальности бывшие кабинетными тружениками, становились в этих романах сильными смелыми ловкими харизматичными супергероями, да к тому же наделенными непобедимой сексуальностью. Принужденные всесильной авторскою волей сражаться с рептилоидами, зомби, инопланетянами, чернокнижниками, маньяками etc, они с честью выходили из испытаний, в награду получая прекрасных дев и полцарства.

Collapse )

"Тайный год" Михаил Гиголашвили

Абсолютная власть развращает абсолютно

старайся не выделяться - в профиль, в анфас; порой
просто не мой лица. И когда пилой
режут горло собаке, не морщься.
что до вещей, носи
серое, цвета земли; в особенности - белье,
чтобы уменьшить соблазн тебя закопать в нее.
Бродский «Назидание»

Трансформация моего отношения к фигуре Ивана Грозного. Детство, "Иван Васильевич меняет профессию": "Лепота", "Ты пошто, смерд, боярыню обидел?" - руководитель строгий, но справедливый, и чего они нашу Кемскую волость оттяпать хотят? Начальная школа: ну да, царизм зло, но сильный правитель укрепил государственность, присоединил земли. Лет в двенадцать лермонтовское про купца Калашникова - что он за царь был, если такая пакость лютовала, а он и порядка навести не мог? В пятнадцать поездка в Новгород, экскурсовод: "Волхов тек кровью", мгновенное, как удар под дых - пришел, своих людей резать. Мразь.

Collapse )

А впрочем, не попробуешь, как узнаешь? Это исключительно к чтению, не к вещам из предыдущего абзаца. Может вам понравится.

"Третий звонок" Михаил Козаков

Осенний полет ястреба

он падает вниз. Но упругий слой
воздуха его возвращает в небо
"Осенний полет ястреба" Бродский

Нет женщины, которая хоть чуточку, хоть совсем ненадолго, не была влюблена в Михаила Козакова. Я дважды, сначала Зурита в "Человеке-амфибии", потом Грег в "Безымянной звезде". Трижды - не актерская ипостась, так режиссерская в "Покровских воротах": "Что вы говорите, это снял тот красавчик, который всегда играет злодеев?"

"Безымянной Звезды" и "Покровских ворот" было бы довольно, чтобы войти в историю русского кинематографа, и искусства вообще. Но были ведь еще театральные роли и режиссерские работы в театре, которых широкая публика не знает, хотя бы в силу удаленности от столиц и эфемерности театрального спектакля. А как он читал стихи. И свои писал, и сценарии, и пьесы, и прозу.

Collapse )

Он был великим актером, великим режиссером и хорошо писал. Он был эпохой.

"Карта времени" Феликс Пальма

Части тела
- Но нельзя же отрубить голову, если кроме головы ничего нет?
- Раз есть голова, значит можно рубить!
"Алиса в стране чудес"

А в самом деле, почему нет? И он пластает книги любимого писателя, благо - голова у того большая, да и кроме, найдется, чем поживиться. Не суть, что манипуляции испанского фантаста с творчеством Герберта Уэллса сильно напоминают подход к дрессуре леоновского героя из "Полосатого рейса". Зачем тратить время и силы на то, чтобы приручить и одомашнить, когда можно взять и покромсать на куски (чего там думать, взять все, да и поделить: эта долька для ежа, смерть легавым от ножа).

картинка majj-s

Collapse )

Я сравнивала роман с осликом, на спину которого взгромоздили беседку, предназначенную слону, когда описывала первую встречу с ним. Нынче не убоявшись обвинений в самоплагиате, повторюсь. с тем дополнением, что на самом деле животине не тяжело, потому что конструкция надувная. Финтифлюшек много, а внутри пустота.

"Декрет о народной любви" Джеймс Мик

Смешались в кучу кони, люди
Как же хотелось очутиться внутри круга, а не вовне, среди людоедов, рукотворных ангелов, провидцев-наркоманов и богемских господарей!

Это была отличная идея - написать о русской революции и гражданской войне в России, он ведь прожил три года в Киеве, а потом еще пять, сотрудником The Guardian в Москве. Стало быть, постиг загадочную русскую душу во всем ее сложном многообразии. А кроме того, у него было целых две книжки про Скопцов и один номер журнала "Наука и религия" за 1962 год. А еще, одна монография о Чехословацком корпусе 1914-1920. Но самое главное - статья в «Словаре ГУЛАГа» Жака Росси, озаглавленная «корова».

Collapse )

Писал бы Джеймс Мик, о своей родине, избежал бы языковых ляпов, вроде обыкновения называть персонажа, творящего очередное непотребство, по имени, в то время как женщину в разгар любовной сцены по фамилии. И да, вдогонку, вспомнила еще одного гения в погребке которого автор испил меда поэзии. в хэмовом "Празднике, который всегда с тобой" герой и его возлюбленная тоже страдают от невозможности для него отправлять половую функцию.

"1984" Джордж Оруэлл

Как он не угадал
Встретимся там, где нет тьмы

Это был восемьдесят четвертый. До Горбачева и Перестройки оставался год, андроповское закручивание гаек с повышением трудовой дисциплины и рейдами по магазинам: "Почему не на работе в разгар рабочего дня? Пройдемте-ка," - осталось позади со смертью генсека. Забавно, но год, вынесенный в заглавие самой известной и одной из самых мрачных антиутопий, в реальности Союза оказался возвращением к скучному, сытому, довольно безопасному застою. Вот разве мелиорация. Идеи орошения засушливых земель и осушения заболоченных могли бы стать в стране основополагающими на ближайшие лет тридцать, не помри мелиоратор Черненко в начале следующего восемьдесят пятого и не начнись совсем другая история.

Collapse )

А что же перевод? Хорош, некоторые отличия от канонического варианта Голышева и менее известного - Бершидского, который тоже просмотрела. "Большой Брат" Шепелева более органично ложится на восприятие, чем "Старший Брат" Голышева, но "речекряк" кажется мне больше похожим на советский "одобрямс", чем "гусояз" нового перевода. Более аутентичен говор пролов, с передачей лексических особенностей речи социальных низов Дмитрий вообще хорош (вспомним хотя бы "Кто они Такие?"), в то время, как в голышевском переводе пролы говорят усредненно-социальным языком. Стоило читать? Да, хотя бы за тем, чтобы убедиться, некоторые вещи не меняются, а действительность меняется к лучшему. Невзирая.