Раиса (tais2016) wrote in loversbooks,
Раиса
tais2016
loversbooks

Опа, опа...Азия-Европа...

Оригинал взят у tais2016 в Опа, опа...Азия-Европа...
«Это история Дирка Струана, тай-пэна (человека, которому сопутствует удача) всех европейцев, ведущих торговлю с Китаем,-больше чем история одного человека. Это рассказ о столкновении двух миров, о времени, которое течет в них по-разному, и о правде, которая имеет множество лиц. Действие, действие и еще раз действие… Чего здесь только нет: любовь, не знающая преград, и давняя непримиримая вражда, преданность и вероломство, грех и искупление… Эта книга из разряда тех, которые невозможно отложить, пока не прочитаешь последнюю строчку …"(с)

Азиатская сага
Прослушала с большим удовольствием «Тай-Пена» Клавелла. Середина девятнадцатого века, Китай. Описываются события в результате которых образовался Гонконг. В этой книге есть все, что делает роман по-настоящему захватывающим: море, пираты, большая политика, рисковые торговые сделки, светские балы и скачки, любовь, предательство, месть. Прибавьте к этому неповторимый колорит Востока, ведь мы до сих пор не все знаем о Китае, а еще меньше понимаем, и вы получите тот удивительный мир, который описан в романе.
Особенно интересен момент соприкосновения двух совершенно разных культур. Европейцы считали китайцев варварами, а китайцы, в свою очередь, считали варварами европейцев. И у того и у другого народа были свои резоны.

От спойлеров не удержалась, при желании можно не заглядывать туда.
[цитата 1]
… Дзин-куа на секунду закрыл глаза и задумался об этих белых дикарях из далекой Европы. У них росли волосы на руках, на ногах и на теле, и они походили на обезьян. Их манеры были уродливы и вызывали отвращение. Вонь, исходившая от них, казалась невероятной. Им были неведомы культура, этикет, соблюдение приличий. Даже самый низкий и презренный кули был в десять тысяч раз лучше самого лучшего европейца. И то, что относилось к мужчинам, еще в большей степени относилось к женщинам.
Он вспомнил свой единственный визит к английской шлюхе, которая жила в Макао и говорила по-китайски …
Он посетил ее больше из любопытства; нежели действительно желая получить удовлетворение. Любопытство разбудили в нем рассказы друзей, утверждавших, что впечатление будет незабываемым, поскольку не существовало услуги, которую она не оказала бы самым старательным образом при малейшем поощрении со стороны клиента.
Он весь передернулся при мысли об ее волосатых руках, волосатых подмышках, ногах и промежности, о грубости ее кожи и черт лица, о запахе пота, смешивавшегося с запахом мерзких духов.
А какую пищу едят эти варвары — ужасно. Он много раз присутствовал на их обедах, где ему приходилось терпеливо сидеть и смотреть, едва не теряя сознание от дурноты, как бесконечные блюда сменяются одно за другим, и притворяться, что он не голоден. С отвращением наблюдать за неимоверным количеством полусырого мяса, которое они поглощали, отрезая ножом у самых губ, так что кровавый жир стекал по подбородкам. А реки отнимающих разум напитков, которые они вливали в себя. А их мерзкие вываренные безвкусные овощи. А мясные пироги, которые просто невозможно переварить. Все в чудовищных количествах. Как свиньи, как потные, ненасытные, огромные черти. Невероятно!
У них нет ни одного качества, которое можно было бы отнести к достоинствам, подумал он. Ни одного. За исключением их готовности убивать, и это они проделывают с невиданной жестокостью, хотя и безо всякой утонченности. По крайней мере, они служат для нас средством зарабатывать деньги.
Варвары — это зло во плоти. Все, кроме вот этого человека — Дирка Струана. Когда-то Струан ничем не отличался от прочих. Теперь он отчасти китаец. Сознанием. Сознание очень важно, потому что быть китайцем — это во многом состояние ума. Он содержит себя в чистоте, и запах от него чистый. И он усвоил некоторые из наших привычек и обычаев. Конечно, он по-прежнему дик, по-прежнему варвар и убийца. Однако немного изменившийся. А если одного варвара можно превратить в цивилизованного человека, почему нельзя сделать того же со многими? …
Далее еще несколько очень интересных отрывков из «Тай-Пена» где становится совершенно понятно почему китайцам не нравилось как от европейцев пахнет …
[цитата 2]
Подошел молодой рыжеволосый матрос, ловко перемахнул через фальшборт в гальюн и снял штаны. Он был босиком и, присев, не стал держаться за веревки.
— С чудесным вас утречком, сэр, — поприветствовал он Кулума.
— И тебя также, — ответил Кулум, угрюмо держась за веревки.
Матрос управился быстро. Он потянулся вперед к фальшборту, взял из коробки квадратик газетной бумаги и подтерся, потом аккуратно бросил бумагу вниз и подвязал штаны на поясе.
— Что это ты делаешь? — спросил Кулум.
— Что? А, вы это про бумагу, сэр-р? Разрази меня гром, если я знаю, сэр. Это вроде как приказ Тай-Пэна. Вытирай задницу бумагой или лишишься платы за два месяца и просидишь десять суток в чертовом карцере. — Матрос рассмеялся — Тай-Пэн горазд на всякие шутки, прошу прощения, сэр. Но это его корабль, так что если сказано вытирать задницу, мы ее и вытираем. — Он легко спрыгнул на палубу, окунул руки в ведро с морской водой и поплескал ее себе на ноги. — Руки чертовы тоже мой, клянусь Богом, и ноги тоже, или отправляйся в карцер! Прямо чудно все это. Ни дать, ни взять сума… прошу прощения, сэр-р. Но вы только подумайте: руки чертовы мой, чертову задницу вытирай, каждую чертову неделю мойся целиком и каждую чертову неделю меняй одежду — не жисть, а прямо мука, провалиться мне на этом месте.
— Как же мука, черта с два, — откликнулся другой матрос, он жевал табак, облокотившись на фальшборт. — Плату получаешь звонкой монетой? И всегда, черт побери, в срок, клянусь Господом! Жратва что у твоего принца за столом? Да еще призовые деньги. Какого же рожна тебе еще надобно, Чарли? — Потом обратился к Кулуму: —Уж не знаю, как Тай-Пэн это делает, сэр, да только на его кораблях болезней и цинги меньше, чем на любом другом, сколько их тут ни плавает. — Он выпустил изо рта на ветер длинную струю черной от табака слюны. — Так что я свою задницу вытираю и всем при этом доволен. Прошу прощения, сэр, на вашем месте, сэр, я сделал бы то же самое. Тай-Пэн страх как любит, когда его приказы выполняются!
И да, высокомерная Британия очень цивилизованная страна... Кстати Франция тоже от нее не отставала.
[цитата 3]
— Какой смысл в том, чтобы пользоваться бумагой?
— А? — Струан удивленно поднял брови.
— В гальюне. Подтирайся бумагой или десять суток в карцере.
— А, вон что. Забыл сказать тебе, сынок. Китайцы полагают, что между испражнениями и болезнью существует какая-то связь.
— Это смешно, — фыркнул Кулум.
— Китайцы так не думают. И я тоже. — Струан повернулся к Роббу: — Я пробую это уже три месяца на «Китайском Облаке». Больных стало меньше.
— Даже по сравнению с «Грозовым Облаком»?
— Да.
— Это совпадение, — покачал головой Кулум. Робб хмыкнул.
— На наших кораблях ты обнаружишь много совпадений, Кулум. Прошло лишь пятьдесят с небольшим лет с тех пор, как капитан Кук открыл, что лимоны и свежие овощи излечивают цингу. Может быть, испражнения действительно как-то связаны с болезнями.
— Когда ты мылся в ванне последний раз, Кулум? — спросил Струан.
— Не знаю… месяц… нет, вспомнил. Капитан Перри на «Грозовом Облаке» настоял, чтобы раз в неделю я мылся вместе с командой. Я тогда едва не умер от холода. Почему ты спрашиваешь?
— Когда ты в последний раз стирал свою одежду? Кулум недоуменно заморгал, глядя на отца, потом опустил глаза на свои плотные штаны из коричневой шерсти и сюртук:
— Да никогда не стирал! Зачем ее нужно стирать? Глаза Струана сверкнули:
— Отныне, на берегу или в море, ты будешь мыться целиком раз в неделю. Будешь пользоваться бумагой и мыть руки. Раз в неделю будешь отдавать свою одежду в стирку. Воду пить не будешь, только чай. И каждый день станешь чистить зубы.
— Зачем? Не пить воды? Это безумие. Стирать одежду? Господи, да ведь она от этого сядет, покрой испортится, и Бог еще знает что!
— Все это ты будешь делать. Это Восток. Ты нужен мне живым. Сильным. И здоровым.
...несет культуру в массы.
[цитата 4]
Струан пересек комнату и встал перед Кулумом. Он обследовал голову сына. — У тебя вши в волосах.
— Я совсем тебя не понимаю! — взорвался Кулум. — Вши есть у всех. Они всегда с нами, нравится нам это или нет. Ты просто почесываешься немного, вот и все.
— У меня нет вшей, нет их и у Робба.
— Тогда вы особенные. Прямо уникальные. — Кулум раздраженно отхлебнул из бокала с шампанским. — Мыться в ванной — значит глупо рисковать здоровьем, все это знают.
— От тебя дурно пахнет, Кулум.
— Ото всех дурно пахнет, — нетерпеливо отмахнулся Кулум. — Зачем же еще мы постоянно таскаем с собой помады? Вонь — просто часть нашей жизни. Вши — это проклятие, ниспосланное людям, о чем тут еще говорить.
— От меня не пахнет, не пахнет от Робба и от членов его семьи, не пахнет ни от одного из моих матросов, и мы самая здоровая компания на всем Востоке. Ты будешь делать то, что от тебя требуют. Вши — это совсем не обязательно, равно как и вонь.
— Тебе надо побывать в Лондоне, отец. Наша столица воняет, как ни один другой город мира. Если люди услышат, что ты проповедуешь насчет вшей и вони, тебя сочтут сумасшедшим.
Не помню точно где читала, оказывается королевскай двор переезжал из замка в замок не потому, что им хотелось развлечений.
Просто банально они засирали свои замки до смрада, вони и разложения продуктов жизнедеятельности.
Вот вам и опа, опа Азия-Европа.
Tags: #аудиокниги, #книги, Заборовский, Клавелл, аудиокниги, книги, цитаты
Subscribe
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments