primula30 (primula30) wrote in loversbooks,
primula30
primula30
loversbooks

Categories:

Книга о вкусной и здоровой пище

Мы вот пишем о книгах все больше художественных, но ведь есть книги про еду – как ее приготовить и красиво оформить при подаче на стол. Это тоже так интересно и замечательно!
Прочитала статью, посвященную «Книге о вкусной и здоровой пище» – действительно, интересный взгляд на книгу, которая есть во многих семьях, есть такая книга и у нас.
С детства я любила ее смотреть, даже кое-что готовила по ней, когда стала взрослой. И всегда меня восхищало чудное оформление этой толстенной книги. Да, и мысли были такие -эх, какую вкуснятину люди ели! Но не все так просто. Если на книгу смотрит специалист, то потом и у нас открываются глаза – надо же, как все непросто. И познавательно. И умно. Статья большая, я ее намного сократила, оставив основные мысли автора статьи.
И. В. Сохань. Журнал «Человек», № 6, 2012.
"Проблема питания - одна из основных проблем человеческой культуры".
Идея тоталитарного контроля посредством гастрономических практик не нова - генетически она восходит к идеям, изложенным в известных утопических проектах "Государство" Платона, "Утопия" Мора, "Город Солнца" Кампанеллы. Именно посредством тоталитарного контроля над гастрономическими практиками удается достичь серьезных результатов: отчуждения частного желания в пользу желания тоталитарной власти.
В ряду кулинарных книг "Книга о вкусной и здоровой пище" занимает особое место не только как уникальный памятник гастрономической культуры, но и как образец тоталитарной мифологии, в определенном смысле востребованной до сих пор. Это единственная кулинарная книга, где образцы гастрономической культуры тесно соединены с политической риторикой.
"Книга о вкусной и здоровой пище" переиздавалась неоднократно (1945, 1952 и последующие годы) и прочно закрепилась в сознании как советского, так уже и постсоветского человека в качестве репрезентанта гастрономической культуры сталинской эпохи. Ее называют самой знаменитой кулинарной книгой всех времен и народов; "кулинарной Библией"; образцом тоталитарной кулинарии, неизбежно включающей, как и все тоталитарное, в качестве основной своей составляющей идеологическую мифологию; кулинарным кодексом советского человека, появившимся в тот момент, когда призрачное, никак не наступавшее светлое коммунистическое будущее, ради которого уже было принесено столько жертв, потребовалось продемонстрировать на уровне возможного телесного опыта.
Появление "Книги о вкусной и здоровой пищи" было практически необходимым событием - советский человек нуждался в понятном, на самом что ни на есть телесном уровне, ощущении-представлении-чувствовании социалистического мифа об изобилии и счастье. О том, чтобы готовить по изложенным там рецептам, в большинстве случаев речь и не шла - "Книгу о вкусной и здоровой пище" приобретали как образец другой жизни... это была мифическая книга". В этом плане она выполняла свою функцию… того утопического идеала, в постоянном и, одновременно, невозможном приближении к которому, жили советские люди.
Период 1935 - 1941 годов получил название жизни в розовом свете по-советски. Это время официальной радости, ликования, смеха, официальной атмосферы тотального и перманентного праздника. Без этой атмосферы невозможно было бы создание "Книги о вкусной и здоровой пищи", где, помимо всего прочего, впервые после почти двадцатилетних официальных утверждений о необходимости придать практикам питания общественный формат происходит легализация частной кухни, и, соответственно, - роли женщины в качестве хозяйки на этой кухне.
В 1939 году "Книга о вкусной и здоровой пище" вышла тиражом всего 100 000 экземпляров - но ведь важна, оказалось, не столько ее реальная доступность (и доступность продуктов, обозначенных и проиллюстрированых на ее страницах), сколько возможности проникновения в массовое сознание. А они были максимальными.
Для рядового гражданина изобилие, демонстрируемое на страницах "Книги", могло служить только репрезентантом коммунистического будущего в гастрономической сфере, идеала, который должен быть и, может быть, уже есть в жизни некоторых. "Книга о вкусной и здоровой пище" открывала невиданную ранее сферу того, как коммунизм может быть дан на уровне непосредственного телесного опыта.
Парадокс "Книги..." заключается в том, что на последующие поколения людей она производила впечатление подлинного репрезентанта культуры питания советского человека сталинской эпохи.
Поэтому "Книга о вкусной и здоровой пище" и занимает свое уникальное место в ряду остальных кулинарных книг - ведь если те закрепляют нормативность гастрономического как результат уже состоявшегося социокультурного опыта, то, "Книга о вкусной и здоровой пище" предлагает некую нормативность идеала.
В "Книге о вкусной и здоровой пище" подчеркивается роль советской власти в ее гастрономической заботе о гражданах: решив первоочередные идеологические и экономические задачи, власть теперь обращается к повседневной заботе о людях. Важнейшим достижением государства в области пищевой политики видится создание и бесперебойное функционирование пищевой индустрии….
… в начале книги подчеркивается, что, если буржуазная пищевая промышленность ориентирована на маскировку плохих продуктов, ведущую к последующему ухудшению здоровья трудящихся, то советская - консервирует самые лучшие качества продуктов. В буржуазных странах забота об изобилии питания представлена негативно - чрезмерное изобилие вредит здоровью либо в качестве таково-
го - кулинарные излишества богачей, либо в качестве обманного изобилия. Если в капиталистических странах доступность/недоступность и качество питания дополнительно стратифицируют общество, то в стране Советов качественная пища призвана дополнительно объединить граждан как между собой, так и с властью, которая кормит.
С точки зрения национальных кухонь, в определенной степени можно утверждать, что рецептура блюд носит мультиэтнический характер, призванный продемонстрировать единство и солидарность разных национальностей под эгидой страны Советов - в конце концов, проект советского человека также нес в себе идею определенного преодоления этнической детерминированности в пользу вненациональной, пролетарской идентичности нового человека, строящего коммунистическое будущее, - идентичности ясной и внятной для чистоты записи идеологических риторик.
- о роли пищевой промышленности, развивающейся в ответ на постоянно растущие запросы трудящихся, благосостояние которых также постоянно растет - такой оптимизм вселяет уверенность, что самые оригинальные преобразования питания человека еще впереди, как и покорение космоса. Такие неожиданные цели и задачи в области самого привычного, т. е. пищи, вносят необходимый скрытый дискурс чудесности, в целом призванный сопровождать самоощущение советского человека - ожидание волнительного волшебного будущего, оправдывающее любые тяготы настоящего: "Большевистские темпы развития советской пищевой индустрии приближают нас к тому времени, когда социализм явит миру небывалый еще пример изобилия продуктов питания. Изобилия лучших в мире высокопитательных, разнообразных и вкусных продуктов! Изобилия..., создающего все возможности для воспитания поколения здоровых, сильных, долго нестареющих людей".
…Весьма интересным представляется раздел "Сервировка стола". Нет, здесь не идет речь о возвращении к буржуазному застольному этикету, к так называемым "правилам хорошего тона", о чем предупредительно и сообщается в начале раздела - необходимо ограничиться лишь практическими советами: "...основная цель сервировки - удобство, опрятность и приятная глазу внешность обеденного стола". Разделы "Книги...", специализированные согласно либо типам приготовления какой-то конкретной группы продуктов (мясо, рыба), либо способам приготовления (супы, напитки, печенье и т. д.) включают в себя огромное разнообразие всевозможных блюд - а в тот исторический момент, после недавнего опыта лишений и голода, представляется и вовсе максимально возможным разнообразием. Подробное изложение той или иной рецептуры почти на каждой странице сопровождается идеологической риторикой, которая может быть типологизирована следующим образом:
- информация о достижениях пищевой промышленности (советское сыроделие, плодовощная промышленность СССР, витаминная промыленность СССР и т.д.);
- информация о достижениях пищевой промышленности в сравнении с дореволюционным прошлым - в частности, даже в рассказе о составе советской колбасы фигурирует противопоставление "раньше-сейчас, старое-новое": "вместо мяса старых быков и коров, которое вообще не годится для употребления в пищу, - говяжье мясо высшего сорта; вместо полуразложившегося мяса - нежирная свинина и шпиг".
"Книга о вкусной и здоровой пище" не только рассказывала читателю, что и как нужно есть в условиях наступающего изобилия, но и делала его своим соавтором - сквозь весь текст проходит еще одна микрорубрика "Для заметок", где на пустой, специально отведенной части страницы читатель может собственноручно вписать комментарий. Дополнительной характеристикой заботы выступает наличие разделов, посвященных лечебному и детскому питанию - выделение их собственного гастрономического пространства означает их признание в качестве отдельных социальных групп, хотя и отклоняющихся от антропологического идеала (здоровый полноценный работник - строитель коммунизма), но уже включенных в целом в общий антропологический стандарт советского человека - дети будут расти, а больные выздоравливать - благодаря правильному питанию они будут приближаться к означенному антропологическому идеалу…
В конце "Книги..." изобильно представлена реклама продуктов, которая вызывает безусловный интерес, учитывая, что в сталинской социально-экономической реальности реклама носила воспитательно-просветительский характер, а не боролась за пристрастия и кошельки потребителей. Реклама предлагала знание о том, какие продукты возможно купить - возможно где-то, но, как правило, вовсе не в реальной жизни потенциального потребителя. Недаром реклама продуктов сопровождается абсурдным лозунгом "Требуйте!", то есть просвещенному с помощью рекламы потребителю предлагается потребовать желаемый им продукт - в гастрономических, диетичес-
ких кафе, буфетах кино и театров, ларьках, палатках, и, наконец, - ТРЕБУЙТЕ ВСЮДУ! Этот кажущийся абсурдным лозунг вполне регистрирует то усилие, которое следовало направить на получение выбранного продукта - как выделение на него денежного ресурса, так и усилие доставания, что отражает суть потребительской стратегии советского человека.
Tags: #книги, книги
Subscribe
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments