Юлия (yuvikom) wrote in loversbooks,
Юлия
yuvikom
loversbooks

Миссионеры и Лесков

Оригинал взят у yuvikom в Миссионеры и Лесков
Только что дочитала "На краю света" Лескова. Потрясающая книга. Удивительно актуальная для нашего времени. Сейчас много говорят о миссии Церкви, о том, что надо как бы "пропагандировать"  нашу веру. А Лесков как раз приходит к тому, что истину видно и без особых стараний. И это не противоречит Евангелию: светильник не надо прятать под спудом, но и кричать о том, что вы его имеете, не нужно - он и так будет светить в ночи. Как раз к этой мысли и подводит конец повести.

83218369

Так вот, рассказ ведётся от  имени маститого архиерея, который вспоминает своё первое назначение епископом в отдалённую сибирскую епархию и весьма своеобразный опыт миссионерства. Своё служение он начинает с того, что собирается обратить в христианскую веру местных "дикарей".
"Ознакомясь с миссионерскими отчетностями, я остался всею деятельностью недоволен более, чем деятельностью моего приходского духовенства: обращений в христианство было чрезвычайно мало, да и то ясно было, что добрая доля этих обращений значилась только на бумаге. На самом же деле одни из крещеных снова возвращались в свою прежнюю веру -- ламайскую или шаманскую; а другие делали из всех этих вер самое странное и нелепое смешение: они молились и Христу с его апостолами, и Будде с его буддисидами да тенгеринами, и войлочным сумочкам с шаманскими ангонами. Двоеверие держалось не у одних кочевников, а почти и повсеместно в моей пастве, которая не представляла отдельной ветви какой-нибудь одной народности, а какие-то щепы и осколки бог весть когда и откуда сюда попавших племенных разновидностей, бедных по языку и еще более бедных по понятиям и фантазии. Видя, что все, касающееся миссионерства, находится здесь в таком хаосе, я возымел об этих моих сотрудниках мнение самое невыгодное и обошелся с ними нетерпеливо сурово."
И здесь сразу встаёт множество вопросов: а нужна ли этим самым дикарям вообще христианская вера, если они внутренне живут по законам добра и не делают зла друг другу, подчиняясь общему закону воздаяния - за зло всегда приходится платить. (Скажу в скобках, что мне сразу вспомнился Олин рассказ о масайской деревне: люди живут в совершенно диких и немыслимых для нас условиях, и при этом счастливы. Так зачем им нужна наша цивилизация?) Этому обществу - как традиционному - соответствуют понятие мифа и сакральности, которое разрушается искусственным рациональным толкованием христианских истин и идей.  Получается, что таинство покаяния освобождает их от усвоенных понятий запрета на какие-то действия - традиционных в нехристианских религиях. Они воспринимают покаяние как возможность безнаказанно совершать самые страшные поступки, даже убивать. Таким образом они выделяются из своей общины, внутри неё становятся изгоями, пропащими(так говорит о своём брате местный проводник. Для того, чтобы зерно веры проросло, нужно время и добрая почва, которой бы соответствовали поступки самих миссионеров - то есть их личный жизненный пример: нестяжание, доброта, любовь.
Вот как раз такой пример доброго пастыря являет собой опытный пожилой монах отец Кириак - бывший успешный миссионер, который отказался от своей деятельности по обращению в веру, но зато остался добрым помощником и молитвенником за инородцев. Он не крестил их в последние годы жизни, зато они сами пришли на его могилу и крестились после его смерти. Он оказался прав: нельзя проводить т.н. "крещение с угощением" - человек должен сам захотеть стать христианином, сознательно. Принудить к вере в Христа нельзя.
Как и нельзя без сожаления слушать современные высказывания о том, что православные все сплошь заторможенные в развитии кретины, над которыми довлеет мёртвое, бессмысленное, ограничивающее их свободу мракобесие. И точно так же судят о "дикарях"-язычниках формальные миссионеры.

Всё-таки человек - даже самый примитивный - животное социальное. Он живёт и развивается по законам общины, либо под давлением условий социальной среды. Ускорять эти процессы искусственно - дело неблагодарное и даже опасное для существования этноса.

Вот как раз сейчас мы и пожинаем плоды такого "скорого на руку" административного миссионЭрства,
, о котором сам епископ говорит:
"А все оттого, владыко, -- пришло мне на мысль, -- что ты и тебе подобные себялюбивы да важны: "деньги многи" собираете да только под колокольным звоном разъезжаете, а про дальние места своей паствы мало думаете и о них по слухам судите. На бессилие свое на родной земле нарекаете, а сами все звезды хватать норовите, да вопрошаете: "Что ми хощете дати, да аз вам предам?" Брегись-ка, брат, как бы и ты не таков же стал?"

Не буду пересказывать сюжет. Повесть небольшая, очень советую вам почитать её - много времени не займёт, но зато какое удовольствие!

И ещё. Вот сижу и думаю, почему же всё-таки Лесков не вошёл в разряд "великих писателей"? И пишет он не хуже Толстого, и сюжеты похлеще Достоевского, и язык сочный и яркий. Слышала даже общее мнение, что Лесков - самый русский писатель. Но не великий ведь...И тут мне пришло в голову, что почти все герои его - люди "вымершие": крестьяне, старообрядцы, народные умельцы, монахи и даже архиереи - такие, как в этой повести(а ещё сразу на ум приходит "Запечатлённый ангел" и "Очарованный странник") Все они - люди пламенно верующие, с которыми по вере их случаются настоящие чудеса:


"Мираж ли это, столь возможный в сем пустынном месте, при таком капризном освещении, или это действительно что-то живое спешит ко мне, но оно во всяком случае летит прямо на меня, и именно не идет, а летит: я вижу, как оно чертит, наконец различаю фигуру -- вижу у нее ноги, -- я вижу, как они штрихуют одна за другою и... вслед за тем снова быстро перехожу от радости к отчаянию. Да; это не мираж -- я его слишком явно вижу, но зато это и не человек, как и не зверь. Вообще на земле нет во плоти ни одного такого существа, которое походило бы на это волшебное, фантастическое видение, какое на меня надвигало, словно сгущаясь, складываясь, или, как господа спириты говорят ныне, "материализуясь" из игривых тонов мерзлой атмосферы. Или меня обманывает мой глаз и мое воображение, или кто что ни говори, а это дух. Какой? Кто ты? Неужто это мой отец Кириак спешит мне навстречу из царства мертвых... А может быть, мы оба уже там?.. неужто я уже и кончил переход? Как хорошо! как любопытен этот дух, этот мой новый согражданин в новой жизни! Опишу его вам как умею: ко мне плыла крылатая гигантская фигура, которая вся с головы до пят была облечена в хитон серебряной парчи и вся искрилась; на голове огромнейший, казалось, чуть ли не в сажень вышины, убор, который горел, как будто весь сплошь усыпан был бриллиантами или точно это цельная бриллиантовая митра... Все это точно у богато убранного индийского идола, и, в довершение сего сходства с идолом и с фантастическим его явлением, из-под ног моего дивного гостя брызжут искры серебристой пыли, по которой он точно несется на легком облаке, по меньшей мере как сказочный Гермес.

Вот даже и говорят они языком "несегодняшним" - причём он был "несегодняшним" уже и во времена Лескова. Короче говоря, он - традиционалист, в отличие от того же Толстого. И человеку модерна он не близок - даже не так: современному человеку он не совсем понятен. Многие воспринимают его рассказы как сказку. Тем интереснее вам будет узнать, что повесть эта основана на реальных событиях из жизни тогдашнего епископа Иркутского Нила.

Tags: #книги, Лесков, книги, цитаты
Subscribe
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments