Юксаре (yuksare_yuksare) wrote in loversbooks,
Юксаре
yuksare_yuksare
loversbooks

Рамаяна. Часть III

В общем, когда Равана довез Ситу к себе домой, на остров Ланку, он показал ей свой дом и попросил, как говориться, жить в мире и согласии. На что она ему плюнула в морду, облила пивом кожаную косуху, разбила две бутылку самого дорого коньяка, и, наверное, весь дом бы разнесла, если бы ее не остановили и не вывели на свежий воздух. Короче, Равана велел ее стеречь, но держать от дома подальше, вилки прятать, и на всякий случай кому-нибудь из братвы дежурить около электрощитка с рубильниками. И воду из бассейна спустил. А сам стал готовиться – ясное дело, Рама с братцем быстро прибегут за своей девушкой и начнут грандиозные разборки. В общем, все мужики ходили радостные и в предвкушении – давно мечтали кому-нибудь умывальник начистить, а все их боялись.
В это время Рама чуть Лакхану умывальник не начистил за то, что тот упустил бабу. Но в конце концов они помирились и стали кружить по лесу, звали Ситу. Рама начал ругаться – вот, блин, бабы эти… Тут идешь добывать пропитание семье, а они сразу надевают юбку покороче – и чешут в ночной клуб. Они все ходили по лесу как два уникальных удода и кричали «Сита! Сита!» А все лесные жители уже и не знали, что делать, чтобы этим придуркам подсказать. Уже и олени бегали на юг, и обезьяны пальцами тыкали на юг, и даже звезды на небе сложились в слова «Иди на юг, болван!» Но Рама же был тормоз известный, он все ходил кругами и ругался, пока не нашел одного бомжа, которого ракшасы сбили на своих мотоциклах. Лакшмана дал бомжу водки, тот подобрел и сказал, что видел у одного такого лысого девушку в городской одежде.
Так что братья собрали свое оружие, сколько было, нагрузились и отправились через всю Индию на остров Ланку.
Шли они, шли, и как-то остановились ночевать в совсем незнакомой местности. А там скрывался царь обезьян, Сугрива со своими приятелями. Этого обезьяна старший брат выгнал нафих из города бандар-логов. Самый классный в их компании был Хануман. Он считал, что он сын бога, а это, как говорится, верный признак, что пора идти в психушку добровольно – а то увезут на колеснице рано или поздно. Хануман был большой любитель выпить. А как выпьет – начинает прыгать. И все ему казалось, что он летает. Правда, на балкон его в таком виде не выпускали – а то еще как улетит… Но общался он хорошо, складно, хотя и заговаривался. Шизокрылый, в общем, был мужик, но безобидный – особенно если трезвый.
Сугрива струсил, увидев двух братьев-чемпионов по тхэквондо, и говорит этому алкоголику – мол, сходи, узнай, чего мужикам надо. А если это мой брат послал по мою душу – соври что-нибудь, только не увлекайся. Ну, Хануман, чтоб его не узнали, переоделся в бомжа, вышел к Раму и Лакхану и говорит – «Я – Хануман, приятель царя обезьян Сугривы, а вы кто будете, ребята?» - ну, то есть, совсем с головой наступило несчастье у дядьки, зачем, спрашивается, переодевался? Так прикольнее?
Короче, договорились они, пошли к Сугриве. Выяснилось вот какое дело: как-то раз он со своим братом, Валином пошел в лес – чуток братву припугнуть. Ну, Валин полез в драку в ночном клубе, а Сугрива сбежал. Когда Валин утром не вернулся домой, все решили, что его убили в драке. Обезьяны не долго думая, сделали царем Сугриву. Ну, он, как только вошел во вкус – братец неожиданно вернулся. Что тут началось! Морды биты были всем, Сугриву и его друзей Валин выгнал и велел им больше в город не приходить. Так они и жили в лесу у озера. Обида, блин. В городе народ веселится, каждую пятницу на танцы, каждую субботу в кино, а эти придурки сидят и в озеро смотрят. И ни одной тетки с ними. Тоска же без женщин-то!
И тогда Рама предложил Сугриве бартер – я тебя делаю назад царем, а ты мне поможешь мою жену найти. Сугрива обрадовался, наобещал всего с три короба, и стали они обсуждать план. А план у них был такой – Сугрива придет к воротам города и начнет всякие обидные слова кричать про своего брата. А когда Валин разозлится и выскочит, чтобы вломить болтуну – тут Рама его и застрелит. (Ничего так, да? Не мужик вообще этот Сугрива, вот что я думаю). Короче пошел он, поорал всякие глупости, брат его выскочил из города и начистил ему шкуру. Приплелся Сугрива к Раме и говорил – «Ты че, ваще меня кинул что ли? Меня почти убили там нафиг, где ты был, почему не стрелял, тормоз ты народный?» Рама на это ему сказал, что они с братом зверски похожи – обезьяны и обезьяны. Боялся подстрелить не того. Они еще раз все почесали репу – гении придворной интриги - и решили, что Сугрива наденет на шею гирлянду цветов, чтобы его можно было издалека отличить от Валина, и снова пойдет оскорбительную речь держать. Сугрива сказал что если Рама на этот раз проспит, то вернется он уже не со свернутой челюстью, а полностью на костылях и в гипсе. Хануман ему налил для храбрости, и Сугрива снова пошел материть своего старшего брата.
(Вот я бы уже припухла на месте брата… Решила бы что у Сугривы точно странности начались, раз он так настырно ходит по морде получать, да еще и с цветами). Ну, Валин тоже был у нас из серии «сила есть – ума не надо», он выскочил еще наподдать Сугриве и получил пулю в живот. Обиделся, короче, и говорит – ну, нафих, что за сын президента у нас? (Он же не знал, что Дашаратха помер уже). Думал, он придет, по всем правилам объявит войну, а он вон как. Из-за угла, прикрываясь этим придурком Сугривой. А Рама ему на это отвечает – «Меня послал мой папа, потому что вы тут все в провинции окончательно страх потеряли. Хвоста вам накрутить. А у кого нет хвоста – тот вообще пусть напрочь боится!»
Знаете, кто меня больше всего в этой истории смущает? – Тара, жена Валина. Пока он был живой, эта женщина просила ее похоронить рядом. А как только его закопали, она тут же достала всю бижутерию, сколько было, и самую яркую помаду – и вперед, к Сугриве, пока еще женская привлекательность при себе. Ну, смысл в том, что Сугрива устроился не хило и тут же забыл, что он Раме обещал.
И тут произошло самое занятное. Рама ведь дал слово, что не войдет ни в один город. Так что разборки чинить пошел Лакхан. И знаете, что сделал Сугрива? – Конечно, прикрылся бабой, альфонс несчастный. Послал Тару разговаривать с Лакханом. И эта молодая вдова зубы ему заговорила. Правда, пришлось пообещать, что все-таки войско будет собрано. Наступила осень – и пошли они до городу Парижу.
Tags: мифология
Subscribe
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments