September 17th, 2020

Муми-тролль

Летнее чтение - 1



Стыд мне и позор, но я ни разу толком не читала "Бегущую по волнам". Вот другие книги Грина - да, а "Бегущая" почему-то нет. Тут я решила просто взять и заполнить пробел. Как-никак, но это одно из самых известных его произведений "лисского" цикла. Конечно, сюжет я предугадала, но все-таки книга шикарная. Как многое у Грина, на первый взгляд заканчивается ничем. На самом деле это еще одна книга, где он описывает печаль по несбывшимся мечтам и то, как люди и быт легко и просто опошляют и портят всё самое прекрасное. Незадолго до этого я в аудио прослушала "Блистающий мир". Там, конечно, было чувство, что Грин внезапно свернул тему и слил концовку. Здесь нет. Всё логично, всё разложено, всё продумано. Но по сути - очень и очень грустно.

Collapse )
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"Письма Баламута. Расторжение брака" Клайв Стейплз Льюис

Только умный человек способен умело пошутить о добродетели. Но любого развязного пошляка можно научить добродетель высмеивать. Каждый серьезный предмет они обсуждают так, как будто в нем уже нашли смешную и нелепую сторону

Первая ассоциация с Клайвом Степлзом Льюисом - Нарния. Второе - дружба с Толкиеном. 11/22/63 в связи с ним не вспоминают, а между тем, день убийства Кеннеди это и дата его смерти. Как странно, можно сказать, всюду второй: творить в тени знаменитого друга, умереть незамеченным на фоне смерти президента. Что ж, мы с вами теперь знаем, уже на двух человек больше. Да и не из тех он был, для кого слава и побрякушки значили чересчур много. Во всяком случае, от Ордена Британской Империи отказался, чтобы не быть связанным с какими-либо политическими движениями.

Collapse )

Вслед за маршалом авиации Дональдом Хардманом могу сказать: "Многие из нас нуждались в обретении смысла жизни. Льюис дал нам его". Для меня в далеком девяносто первом его "Лев, Колдунья и Платяной шкаф" стал источником первого сильного религиозного переживания, пробившего скорлупу социально навязанного советского атеизма. Золотой Лев шел, пел свою песню и творил мир. В нем было все, он был всем, и тогда впервые поняла, что теперь уже никогда не буду одна. Льюис умел найти самые правильные слова.