?

Log in

No account? Create an account

January 21st, 2019


  • 21 янв, 2019 в 7:43



  А вот о Деборе Леви русская Вика нам ничего не скажет, я сделаю это за нее. Н-ну, озвучу то, что говорит английская. Шестидесятилетняя писательница, драматург и поэт родилась в Южной Африке, в академической среде, в семье  историков. Когда девочке было девять, родители эмигрировали в Англию, в ее пятнадцать развелись. Дебора закончила Колледж Искусств в Дарлингтоне и с двадцати одного года подвизается в качестве драматурга в Королевской Шекспировской Компании. Ее пьесы, лирика, сборники рассказов, а также крупная проза отмечены многими наградами. Дебютировала в 86-м романом «Прекрасные мутанты», с тех пор неоднократно выдвигалась на соискание престижных литературных наград, «Плавание домой» в 2012 году вошло в шорт «Букера Человечества»(альтернативная Букеровская премия 2012).  Что до «Горячего молока» - аннотация поведает о романе-мираже, поэтичном и переливчатом, но ни словом не обмолвится о том, что местами это гомерически смешно. И кто только пишет эти аннотации?
Приступим? София Папастергиадис, двадцати пяти лет, гражданка Великобритании, дипломированный антрополог, временно работает в лондонском кофе-шопе, временно не работает, поскольку сопровождает тяжело больную мать на побережье испанской Альмерии для прохождения курса обследования и лечения. Несмотря на греческую фамилию, героиня англичанка. Папа покинул семью, когда ей было одиннадцать и отношений с дочерью не поддерживает. Она знает, что недавно отец получил значительное наследство, теперь у него новая жена, шестью годами старше Софии, и новая маленькая дочь. А у Софии уход из аспирантуры и отсутствие возможности дописать диссертацию, и отсутствие будущего, потому что на лечение в модной клинике доктора Гомеса мама истратит деньги, полученные в залог дома. А поможет ли оно, кто знает. Но дома у них не будет.

  Что за болезнь? Роза Папастергиадис не ходит. То есть, иногда ей удается ковылять с палочкой, иногда она может простоять некоторое время, опираясь на что-то, но большей частью это жизнь больного, прикованного к креслу-каталке. Ногами Розы стала дочь. И руками, которые делают массаж. Материализация преданного дочернего служения. Софии двадцать пять, горячая греческая кровь, смирённая умеренным лондонским климатом, в жаркой Альмерии бежит быстрее, бьет толчками. Она хочет жить, любить, совершать безумства юности. Хотела бы, даже если бы болезнь матери была не мнимой, и в этом великая мудрость жизни, соединенная с ее великой трагедией. Но Деборе Леви крайности претят, она мастер полуонов и отстраненной иронии. Потому старшая героиня ее повести властный ипохондрик, а младшая умеренно бунтующий хиппи, неведомо откуда знающий, что грядущее превращение в яппи неизбежно, а пока можно страстно сетовать на судьбу, наслаждаясь собственной привлекательностью и извлекая возможные дивиденды из роли сиротки-марыси при злобной мачехе.

  Очаровательная история, в которой все будет плохо-хуже-совсем скверно, а закончится хорошо. Совсем как в жизни
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 86
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"ОТЕЛЬ - МИР" АЛИ СМИТ


  • 21 янв, 2019 в 8:01



Помните:
Надо
Жить.
Помните:
Надо
Любить
Как все непросто в современном мире англоязычной литературы. Не успеваешь адаптироваться к «Белым зубам» и другим отличным книгам Зэди Смит, как на горизонте появляется еще писательница с сочетанием фамилии Смит и восточного имени, на сей раз из шотландского Инвернесса. Да не просто появляется, а прямо-таки врывается в декорации твоего размеренного существование своей «Зимой», только что переведенной на русский, которую сразу и страстно хочется прочесть (в придачу к предваряющей ее «Осени»). Но тут уж не выйдет со «сразу», свою квоту везения я выбрала, выиграв«Брисбен» Водолазкина. Подождем.
«Мир – Отель», написанный в 2001 был в шорте Букеровской премии и премии Оранж (прежде о такой ничего не слышала, но добросовестно аттестую книгу, которую успела полюбить, украшая всеми возможными регалиями). Шестнадцатилетняя девочка, пловчиха, которой может быть (только пока это тайна, никому не говори) удастся войти в резервный состав национальной сборной по плаванию; старшая из двух сестер-подростков в обычной семье в провинциальном шотландском городке,  устраивается подработать на каникулах, ночной горничной. И во вторую рабочую смену погибает.
Нет-нет, ничего криминального. Смерть, достойная премии Дарвина. Во время перерыва она откроет дверцу кухонного подъемника для блюд, которым тут уже сто лет, как не пользуются, скажет симпатичному коридорному:  «Спорим на пятерку, что я помещусь тут вся». И в мгновенье ока, не успеет парень опомниться, сложится клубком в этом крохотном окошечке. А когда он начнет восхищенно выговаривать: «Ну ты гуттаперче...» - раздастся треск, потом быстрый грохот и удар. Земля примет то, что осталось от Сары. Которая несколько дней назад влюбилась. В другую девушку. Ну и что? Всякое бывает в жизни, а сердцу не прикажешь.
А в смерти уже ничего не бывает, но мы еще услышим ее затихающий, забывающий названия обыденных вещей, голос. Среди других женских голосов, обладательницы которых связаны с отелем Мир. Череда новелл, большей частью исполненная в технике потока сознания, в некоторых случаях читатель не будет уверен, пациент скорее жив, чем мертв или пациент скорее мертв, чем жив. Смешно, вопреки утверждению аннотации, не будет. Да и откуда бы тут взяться смешному? Но будет хорошо. Грустно. Больно. Обидно. Горько. И снова хорошо. По-настоящему.

Разное...

Огонь не гаснет от того, что от него зажгли другой. Лукиан

Метки

Powered by LiveJournal.com