August 29th, 2017

каллисто

"Венера в мехах" Полански






Описание фильма 2013 года Романа Полански получается сложносочиненное, потому что это, по сути, очень камерная пьеса для двух актеров, снятая по пьесе, написанной по роману (?) Захер-Мазоха (да-да, того самого) "Венера в мехах". Вы можете как угодно относиться к проблематике мазохизма, творению Захер-Мазоха и сексуальным похождениям самого Полански (который снял этот фильм, как я понимаю, в 80 лет). Но смотрите этот фильм, потому что вы станете свидетелями чуда.

Collapse )

promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
p

"Чёрный человек" Сергея Есенина

Оригинал взят у pokrovitelptiz в "Чёрный человек" Сергея Есенина


В сердце будто ржавый гвоздь.
Горло сдавила тоска.
Завтра явится к нам гость,
А я жив еще пока...

Первые стихи я начал писать под влиянием творчества Сергея Есенина. Не помню, сколько мне было лет. Кажется, девять. Или - восемь.
В тоненькой "общей тетради".
Конечно, я писал для собственного удовольствия, "таинственная тяга" и прочее, и стеснялся кому-либо их показывать. Вообще, я был такой стеснительный и гиперчувствительный мальчик, боявшийся повышенного интереса к себе. Моментально краснел в школе, если замечал всеобщее внимание к моей персоне.
Невротик, страдал от социофобии, очень долго, пока не занялся "саморазрушением", приведшим к полному нервному истощению, но зато спасшему меня от самоубийства (от новых попыток совершить суицидальный акт).
Есенин своими тяжелыми, депрессивными, больными стихами потряс меня.
С болезненным удовольствием в детстве перечитывал "Песнь о хлебе", "Песнь о собаке", другие стихи того творческого периода поэта.
Впоследствии любовь к Есенину угасла, как гаснут детские грезы, но кое-что мне нравится до сих пор.
Маленькую поэму "Черный человек" я перечитывал бесчисленное множество раз.
Одна из моих любимых женщин эту поэму знала наизусть - чем удивила меня, однажды продекламировав ее мне.
Спекулирующие на смерти поэта, наверное, плохо читали Есенина.
Поэта никто не убивал - он кончил жизнь самоубийством.
"Черный человек" - это исповедь самоубийцы.
Поэма передает суицидальное настроение одиночества и ужаса автора, чувствующего приближение СМЕРТИ.

Ночь морозная.
Тих покой перекрестка.
Я один у окошка,
Ни гостя, ни друга не жду.
Вся равнина покрыта
Сыпучей и мягкой известкой,
И деревья, как всадники
Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
Ночная зловещая птица.
Деревянные всадники
Сеют копытливый стук.
Вот опять этот черный
На кресло мое садится,
Приподняв свой цилиндр
И откинув небрежно сюртук.

Есенин пишет так, точно старается из себя вытянуть все черное, что душит его, что отравило его ум и плоть.
Он слышит, как "деревянные всадники сеют копытливый стук" - могильный стук заступов людей, собирающихся его хоронить.
Появление двойника, говорили в старину, предвещает гибель.
Поэт в пьяную и холодную ночь общается с двойником (со своей ТЕНЬЮ, со своим темным Я), - он слышит его издевки, его инфернально-злую иронию, он видит его едкую усмешку.
Читая "Черного человека", невольно вспоминаешь произведение другого знаменитого литератора - "Братья Карамазовы" Достоевского, главу "Черт. Кошмар Ивана Федоровича".
Измученный, физически истощенный, разочаровавшийся в прежних идеалах, разрушенный донельзя алкоголем Есенин написал прощальное послание. Точнее: вынес приговор.
Самому себе.
"Жулик и вор, бесстыдно и нагло совершавший свои злодеяния".
Селигер

Поэтический флешмоб. Семенова

Еще один долг оттуда. На этот раз Семенова от cosmarium.
С ее творчеством совсем не была знакома. Опять же мало, что мне у нее понравилось, пожалуй, зацепили больше всего два:

По морю, а может, по небу, вдали от земли,
Где сизая дымка прозрачной легла пеленой,
Как светлые тени, проходят порой корабли,
Куда и откуда - нам этого знать не дано.

На палубах, верно, хлопочут десятки людей,
И кто-то вздыхает о жизни, потраченной зря,
И пленники стонут по трюмам, в вонючей воде,
И крысы друг дружку грызут за кусок сухаря.

Но с нашего мыса, где чайки бранятся без слов,
Где пёстрая галька шуршит под ударом волны,
Мы видим плывущие вдаль миражи парусов,
Нам плача не слышно, и слёзы рабов - не видны.

А им, с кораблей, разорённый не виден причал
И дохлая рыба, гниющая между камней, -
Лишь свежая зелень в глубоких расселинах скал
Да быстрая речка. И радуга в небе над ней...

И второе:

И когда твоё сердце захлестнёт темнота
И душа онемеет в беспросветной тоске,
Ты подумай: а может, где-то ждёт тебя Та,
Что выходит навстречу со свечою в руке?

Эта искра разгонит навалившийся мрак
И проложит тропинку в непогожей ночи...
Ты поверь: в далеке вот-вот зажжётся маяк,
Словно крепкие руки, простирая лучи.

Ты не знаешь, когда он осенит горизонт
И откуда прольётся избавительный свет.
Просто верь! Эта вера - твой крепчайший заслон.
Даже думать не смей, что Той, единственной - нет…