February 1st, 2017

p

"Уединенное" Василия Розанова

Оригинал взят у pokrovitelptiz в "Уединенное" Василия Розанова


Я всю жизнь, с самого рождения до нынешних дней, даже когда был счастлив, ощущаю холод.
Мне холодно и ничего с этим не могу поделать. Не могу никак согреться. Холодно и одиноко. И холодно, быть может, от одиночества.
Поэтому я чувствителен ко всему. Ко всему, что обжигает ледяным холодом; ко всему, что обжигает ярым огнем. Чувствителен ко всему - и к бесчувственности, равнодушию тоже. И чувствителен к тому, что "ни то, ни се".
Иногда кого-нибудь коробит "безапелляционность" моих суждений о чем-либо. Но я ведь руководствуюсь не то что врожденным стремлением к истине, а тем самым моим ощущением ТЕПЛО-ХОЛОДНО. И холодное никогда не назову теплым, а теплое холодным, - что, кстати, свойственно многим людям, любящим заигрывать с онтологией, любящим играть ИГРУШКАМИ до конца дней своих...
Я тянусь к теплому, к чему-то действительно теплому и избегаю холодного, ненужного, не способного согреть меня.
В русской литературе есть писатель, который по-настоящему согрел меня. Мне очень уютно, что вот он существует в литературе и философии. Это - Василий Васильевич Розанов.
Мне импонирует его честность, его искренность с привкусом "скандальности", его интимность, душевность, мимо которой не пройти с каменным лицом.
" Ах, добрый читатель, я уже давно пишу "без читателя", - просто потому что нравится. Как "без читателя" и издаю... Просто так нравится. И не буду ни плакать, ни сердиться, если читатель, ошибкой купивший книгу, бросит ее в корзину (выгоднее, не разрезая и ознакомившись, лишь отогнув листы, продать со скидкой 50 процентов букинисту).
Ну, читатель, не церемонюсь я с тобой, - можешь и ты не церемониться со мной:
- К черту...
- К черту!
И au revoir до встречи на том свете. С читателем гораздо скучнее, чем одному. Он разинет рот и ждет, что ты ему положишь? В таком случае он имеет вид осла перед тем, как ему зареветь. Зрелище не из прекрасных... Ну его к Богу... Пишу для каких-то "неведомых друзей" и хоть "ни для кому"..."
Последние строчки прямо-таки из Ницше с его "книгой для всех и ни для кого". Розанов, кстати, утверждал, что он по "сложному узору мыслей" и вобще по количеству этих мыслей далеко превзошел и Ницше и Константина Леонтьева. Что, действительно, истинная правда.
"Первый среди русских стилистов", по выражению Николая Бердяева, так и остался поныне первым. Непревзойденным. Настоящим. Гениальным. И таким очень русским.
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
Рыжая

Харлан Кобен "Единожды солгав"


Майя была капитаном ВВС, пока ее не вытурили в отставку из-за некоего косяка, вылившегося в международный скандал. Теперь она даёт уроки полетов, вместе с мужем растит маленькую дочку и помогает мужу покойной сестры с племянником и племянницей. Тихая семейная жизнь, да, и хотя Майе чертовски не хватает командировок в горячие точки, в целом она счастлива.
Точнее, была счастлива - пока ее сестра и муж не стали жертвами убийства с разницей в четыре месяца: сперва Клер, потом Джо. Collapse )
Селигер

Краевский. Призраки Бреслау

Книга, на прочтение которой мне жаль потраченного времени.
Идея хороша, ничего не могу сказать, но реализация... Чем-то напоминает Снеговик: и герой не геройский, и куча убийств жестоких, и личная завязка на полицейского, но получилось в итоге почти неинтересно. Кровь, проститутки, какое-то все неприятное, и итог того, кто оказался убийцей тоже малость Снеговика напоминает, но тоже читается противно. Какие-то моменты заинтересовывали, трогали, но это были только моменты, не больше.