December 13th, 2016

Крым в русской литературе читает Вячеслав Герасимов.

big.jpg
Прослушала я эту книгу где то месяц назад, долго писала отзывы себя в журнале, а в сообществе оставлю сборный пост.
В. Верещагин «В Севастополе» Collapse )


К. Станюкович «Кириллыч» Collapse )

П. Засодимский «В Крыму»
Collapse )
Н. Гарин-Михайловский «Из моего дневника» Collapse )

В. Короленко «В Крыму»Collapse )

И. Бунин «Алупка»Collapse )
В. Дорошевич «Путевые наброски», «Ялта», «Проводник»Collapse )

А. Куприн «Винная бочка», «В Крыму»Collapse )
М. Горький «Песня о Соколе», «Херсонес Таврический», «Крымские эскизы», «Песня о Буревестнике»Collapse )

А. Малышкин «Поезд на юг» Collapse )

М. Булгаков «Путешествие по Крыму» Collapse )

Эта книга дает очень неплохое представление о месте и значении Крыма для России.
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

Математическая драма

Апостолос Доксиадис – один из совершенно новых для меня авторов,которых в этом году набралось немало. К своему стыду, несмотря на полученное в своё время образование название никакого отклика в душе не вызвало. О теореме Ферма слышали даже те, кто и к таблице умножения применяют креативный подход. А вот задача Гольдбаха – Эйлера совершенно не так популярна. И звучит совсем просто — любое чётное число, начиння с четырёх можно представить в виде суммы двух простых чисел. 6=3+3; 8=3+5; 10= 3+7 и так далее.
Теория чисел у нас преподавалась на первом курсе, недолго. Но и много лет спустя помню как определения, что казались совсем детскими и самоочевидными оборачиваются безднами, в которые лучше не вглядываться слишком долго.
Небольшая по формату книга о том, как одарённый греческий математик всю жизнь положил на решение задачи (так и не решённой поныне).
Дядя Петрос хотел получить всё, прославиться, решив сложную проблему. Девочка, которую хотелось поразить, давно и прочно забыта, но всё равно он работает над проблемой Гольдбаха, не публикуя промежуточных результатов. Для профессора университета это было гибелью –за отсутствием результатов научной деятельности сохранить звание не удалось. Дядя Петрос превратился в неудачника, по меркам родных – огород и шахматы. И математика.
Книга оказалась на удивление легко читаемой. Конечно, лучше, когда есть спецобразование и ты хоть приблизительно, но помнишь, кто такой Коши, Эйлер, Гёдель и его теорема о неполноте. И очень ярко дана абсолютная красота математики, то что называется Истина с большой буквы.
Профессию математика описать сложно - ничего не взрывается, не взаимодействует и т.д. Но оказывается, поиск истины за письменным столом может быть очень захватывающим. И это то, когда профессия становится смыслом жизни.
p

"Надписи" Ивана Бунина

Оригинал взят у pokrovitelptiz в "Надписи" Ивана Бунина


Давным-давно, лет 20 назад, я как-то бродил по лесу, с юго-западной стороны изрезанной овражком, там росли сумрачные высокие сосны. Легион сосен упирался в зеленую поляну с сочной травой, скашиваемой неизвестно кем, так что трава до конца года радовала глаза свежестью.
Места старинные, много легенд и поверий было связано и с лощиной, и с полями, окружавшими этот лес, и вообще с этим лесом, в центре которого полосой росли высоченные березы, скорее всего посаженные еще во время правления Сталина.
Ягодное место. Я собирал землянику, наслаждался горьковатым ароматом июньских трав, красотой берез;солнце ушло на запад, мелькало в отдалении среди сказочных сосен.
В задумчивости я ходил, гладя теплую бересту тонкоствольных деревьев, и вдруг наткнулся на надпись: на стволе было вырезано странное изречение, а ниже - имя вырезавшего надпись...
Странное чувство охватило меня, - грусть, перемешанная с радостью. И это на закате, небо начинало алеть, я стоял и думал: вот кто-то много лет назад (видно было, что надпись старая) так же ходил здесь в задумчивости, думал о чем-то своем, на что-то надеялся, а может... о чем-то тосковал или не мог найти решения сложной жизненной задачи...
Об этом я вспомнил, прочитав, наверное, в десятый раз маленький философский шедевр Ивана Бунина "Надписи".
В рассказе описан вечер на берегу Рейна, компания симпатичных людей, сидящая в беседке над обрывом, любуются прекрасным пейзажем.
Даме из компании не понравилось, что колонны беседки исписаны надписями на разных языках. Тотчас ей ответил старичок-сенатор:
- А я думаю, господа, что ваше остроумие над пошлостью этого обывателя гораздо пошлее, не говоря уже о вашем бессердечии и - о лицемерии, ибо кто же из вас тоже не расписывался в том или другом месте и в той или иной форме? Расписывается (и будет расписываться во веки веков) вовсе не один Фриц или Иванов. Все человечество страдает этой слабостью. Вся земля покрыта нашими подписями, надписями и записями. Что такое литература,история? Вы думаете, что Гомером, Толстым, Нестором руководили не те же самые побуждения, что и седьмым Ивановым? Те же самые, уверяю вас...
И вот старичок блестяще, с иронией, остроумно, доказывает даме, что эти надписи не портят эстетический вид беседки, и даже, напротив, придают некую загадочность этому месту. Он приводит убедительные примеры, утверждая, что к этим надписям и людям, оставившим эти надписи нужно относиться с милой снисходительностью да и, наверное, с нежностью. Их, быть может, давно нет на свете - единственное, что от них осталось вот эти НАДПИСИ...
И ведь верно!
И что есть наши ДНЕВНИКИ, как не НАДПИСИ... Память. Поцелуй в вечность. Светлая грусть... Желание жить - долго-долго...Я об этом всегда думаю, когда читаю, просматриваю заброшенные дневники в ЖЖ.