April 2nd, 2016

половина

гибель сенсации

Оригинал взят у mihpetrov в гибель сенсации
Фантастика. Ну очень политическая. Межрабпом-фильм 1935 год.



Действие происходит в какой то капиталистической стране. Капиталисты угнетают рабочий класс. На заводе проводят эксперимент - увеличивают скорость движения конвейера для повышения производительности труда. В результате рабочие падают замертво и даже сходят с ума. Молодой инженер Джеймс Рипль Создает робота для облегчения труда. Сначала он строит маленького робота для демонстрации его возможностей и показывает его своим друзьям рабочим. Но старший брат Джеймса рабочий Джон говорит что своим изобретением Джеймс играет на руку эксплуататорам капиталистам, что всех рабочих заменят роботами и что Джеймс предатель рабочего движения. Одним ударом табуретки он разносит робота вдребезги. Джеймс обижается и уходит из дома. В скором времени он получает предложение заняться постройкой роботов для корпорации. Ему дают уйму денег, лабораторию и любой завод для экспериментов. Вскоре он уже производит роботов в промышленных масштабах. Работы ведутся на секретом заводе где работают только специально отобранные офицеры армии. Рабочие начинают забастовку, на работу никто не выходит. Но заводы продолжают работать как ни в чем не бывало. Рабочие собираются около проходной и утверждают что на заводе работают штрейкбрехеры. Но им в ответ говорят, что никаких штрейкбрехеров, можете пройти и убедится сами. Делегация от рабочих проходит на завод и видит - действительно, ни одного человека - работают роботы. Рабочие пытаются организовать бунт, но их расстреливают подчиняющиеся капиталистам солдаты. Для окончательного подавления бунта военные направляют карательную экспедицию состоящую из роботов в рабочие кварталы. И роботы принимаются там все крушить и избивать рабочих. Но рабочие сумели в свое время разгадать способ управления роботами и теперь они перехватили управление в свои руки и направили роботов в атаку. Армия побеждена, капиталисты жалкой кучкой сгрудились у стенки и окружены роботами не дающими им разбежаться.

Вот такой политический триллер сделали из пьесы Чапека.

promo loversbooks декабрь 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
Радость

Литургия ZERO.

Совершенно неожиданно, без всякой на то подготовки, заключающейся в покупке билетов заранее, отправились вчера со школьной подругой Катей на спектакль Александринского театра, который привезли в Москву в рамках 22-ого Фестиваля «Золотая Маска».

image-01-04-16-11-54.jpeg

Collapse )
Радость

Леонид Владимирский и другие художники.

Моя неугомонная подруга Катя вытащила меня вчера в театр и в несуществующий музей иллюстраторов детских книг.
Если про театр я написала, то про музей я сейчас расскажу.

Collapse )

Конец прекрасной эпохи. Записки по просмотру.

Оригинал взят у ptiza_elli в Конец прекрасной эпохи. Записки по просмотру.
Вот сколько раз уже твердила себе: смотришь – слушаешь  - записывай!!! Первое впечатление самое верное: не записала – забыла, а если не забыл, то получится что-то другое.
Пришлось пересматривать, чему рада. Да и не помню ни одного фильма Говорухина, который бы не посмотрела хотя бы дважды. Про «Место встречи» помолчим, сбившись со счёта.




Эстетически «Конец прекрасной эпохи» где-то посередине между «Я шагаю по Москве» (Робертино ещё растёт, ага) и его возмужавшими героями в ««Утиной охотой» и «Полётах во сне и наяву».  В «Я шагаю по Москве» - рождение героев. В  «Охоте» и «Полётах..» выросшие герои «…Москвы», страдающим всё тем же, чем страдает Лентулов, но говорят  эзоповым языком.  Только страдания эти - вопрос ли эпохи? Может, это вопрос  взросления? Есть во всём этом некое «невырастание», вечный квест подростка «за всё хорошее против всего плохого».  Или это тот самый кризис среднего возраста? Выразительницей  этой мысли героиня Светланы Ходченковой– нельзя положиться на Лентуловых . А они этим кичатся: «- Сколько подонков среди твоих друзей? – Да почти все!» - диалог Лентулова с эстонкой.


Лентулов - молодой и прогрессивный писатель, из тех, кого не печатают,  увольняют за излишнюю прямоту в Ленинграде. И советский Грегори Пэк с друзьями идёт… нет, не в баню, в рюмочную (ах, какой ассортимент в закусках!) И там решает свою дальнейшую судьбу, вдруг поняв, что «прогулка по буфету» сиречь свобода, кажется, обещает быть идущей к концу.

И отправляется наш красавец-герой (куда ж ещё, «Звёздный билет» не врал) в почти Европу, Прибалтику, в Таллинн: девушка, читающая учебник по высшей математике в проёме окна кафе; трубочист, рассекающий волны, вероятно пахнущего кофе, воздуха; невыносимо короткие юбки девушек.
Всё очень красиво, снято в стилистике европейского кино 60-х. Но не вяжется с внутренним состоянием героя, распадаясь на эпизоды. Диссонансно всё.

И все мучаются цензурой, которая вызывает «алькёгёльный» протест. Как великолепно об этом у Вайля с Генисом! Очень созвучно, почти цитатно.  «А Христа печатали?!»

Фильм о тех, кто нашёл и проскользнул или, наоборот, не захотел проскальзывать в щель между совестью и подлостью. В неё протиснулись звери, которые чуяли волчьи капканы и обошли их.

А пока герой не чужд меркантилизма – двойной гонорар за репортаж про 400-сотого жителя Таллинна таки его возбуждает. Почти не возмущает обязательная  «полноценность» младенца, но коробит национальное имя Лембит настолько, что он спрашивает:  «- Вот ты бы назвал своего сына Микулой или Добрыней?»  Андрейку бы к нам в детский сад, пусть бы поискал своего тёзку среди Мирославов и Елисеев!

В фильме очень много эпизодических ролей. Сыгранных мастерски. Капитан милиции Лапин в исполнении Гармаша воплощение всех тех, кто видел, к чему приведёт начинающийся бардак. Лапины всё видели и знали, откуда придёт «хана». Она приходила и даже оставила не только «женщин, детей и евреев».

Кинематографически и повествовательно фильм распадается на несколько мининовелл, вязанных одной темой, тем самым компромиссом, одноимённым рассказом, по мотивам которого снят: «Роддом», «Рукопись», «Письмо доярки», «Научи меня сексу». Так я их назвала для себя.
Финал грустен и открыт:  Лентулов едет обратно в Ленинград. Марина говорит ему: - Тебя посадят.

 Нет, не посадят. Но выводы сделают. Создадут  резервацию под названием «Эхо – Дождь», что бы вот эдак не страдали. И не страдают. Так сильно, по крайней мере, так одержимо. Но по-прежнему хорошо оплачиваемо. Теперь страдают, что можно и даже громко можно, во всеуслышание. Их слышат. Но верят ли?
Так в чём же компромисс? Тот, из-за которого сыр-бор и вообще конец прекрасной эпохе? А вот он: продаюсь, но не хочу быть купленным.

А может конец потому и наступил, что мучали вот таких  Лентуловых, а надо было разрешить ещё тогда? Может, это основной вывод о той эпохе? И поэтому «Эхо» и «Дождь» существуют? А самиздат вылился в «Прозу.ру», «Историю Государства Российского» от Акунина и нобелеевку Алексиевич (Набоков рыдает в раю, а Шолохов корчится в коликах от смеха).

О фильме, как продукте: очень недорог, безукоризненно операторски сделан, художник, если не считать пары малюсекьких ляпов, тоже заслуживает похвалы. Музыка ненавязчива и к месту подобрана. Как и всякое кино Говорухина незамеченным не прошло. Надысь на «Эхе», говорят, ругали. Почему бы?


И на прощание Бродский. Конец прекрасной эпохи.



Collapse )