March 16th, 2016

половина

туманность андромеды

Оригинал взят у mihpetrov в туманность андромеды
Продолжаю смотреть советскую кинофантастику 60-х годов. Вчера смотрел Туманность Андромеды. Студия Довженко 1967 год.

Что можно сказать?   Вообще то много чего. Авторы очень старались создать образ прекрасного светлого коммунистического будущего. В кадрах фильма много простора, приволья, воздуха и свободы. Вот только меня мучают смутные сомнения. В кадрах снятых на улице судя по панораме километров на 30 нет ни одного дома. Спрашивается: как в эту пустынную местность занесло всех людей и что они здесь делают, кроме как разговоры разговаривают? И так ведь постоянно. В интерьерных съемках тоже много воздуха и света. Обстановка состоит из:  если это рабочее помещение - пульт в обязательном порядке и кресла для интересующейся публики, если это другое помещение - те же кресла и один-два журнальных столика. Другой мебели в будущем не знают. Теперь люди. Все одеты в самые модные одежды из киевского дома моды образца 67 года, но это ладно, во всех фильиах одежда будущего повторяет  одежду модную на момент создания фильма, вспомните хотя бы Аэлтиту из фильма 27 года, правда там не будущее, а иноиланетяне, но принцип тот же.  Поражает только бедность цветовой гаммы. все черно-белые. Попадаются правда красные, но редко. Наверно искусство окраски ткани было утрачено как наследие капитализма. Интересен жест которым все приветствуют друг друга: сцепленые руки поднимаются над головой с видом: салют братело! Теперь техника. Грустно сознавать, но видимо в будущем понятия не имеют что такое автоматика. Энергией всей планеты управляет человек с помощью здоровенного рычага присобаченного к пульту. Космонавты на Тантре мучительно отсчитывают вслух секунды до запуска дигателя чтобы не промахнуться. И они же с огромным риском опять же вручную сажают звездолет на планету. Что такое инструментальные способы исследования ученые судя по всему тоже забыли. Иссследуют на глазок. Пытаясь изучать медуз обитающих на вновь открытой планете экипаж Тантры пристально пытается что то рассмотреть, ничего не видели и пытались снова. А  о том, что существует видео или хоты бы кинозапись они не подозревают. Сеанс межзвездной связи - вобще какой то Буба касторский из неуловимых мстителей: важные сведения я буду передавать в танце. Люди будущего совершенно явно страдают мономанией. Если работа человека связана с космосом. то ничего другого ему в голову не приходит. Постоянно думает о космических расстояниях, о том, что человек по сравнению с ними ничтожен и периодически произносит надрывные монологи на эту тему. Причем с такой страстью, что хочется немедленно дать ему галоперидолу, чтоб не мучался. Таже история с археологией. Других занятий как то больше не показано. О приватности тоже все давно забыли. Дар Ветер находится в своей комнате и тут безо всякого предупреждения включается видеосвязь, в комнату заглядывает оператор и непринужденно говорит: Тут образовалась вакансия на руднике на Шпицбергене, не хотите ли поработать? А если человек не один? или голый? хотя бы предупредительный сигнал должен же быть. Теперь об игре актеров. Игры практически нет. Два основных выражения лица:  радостная улыбка человека удовлетворенного желудочно по Стругацким и тревожно-сосредоточеное в момент возиковения любой мало-мальски серьезной ситуации. Текст произносится так, как будто играется древнегреческая трагедия, причем на языке оригинала. Актеры чеканят каждое слово тщательно выговаривая "анамезон" и "вселенная". Даже в любви не признаются а информируют, как будто доклад с трибуны делают.
Короче говоря, я не понимаю, как этот фильм произвел такой фурор в свое время.
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

post

Оригинал взят у artevlada в post

Джон Кутзее по праву считается самым экспериментальным англоязычным современным писателем и, одновременно, самым закрытым. Он отказывается комментировать свои тексты. А хотелось бы услышать его комментарии, особенно по поводу романа «Детство Иисуса». Этот роман, шестнадцатый по счёту, очень озадачивает. Казалось бы, сюжет прост. Мужчина и мальчик пересекли моря и океаны, чтобы добраться до новой земли. Здесь каждый из них получил имя (Симон и Давид), и вместе с другими беженцами попал в испаноговорящий город Новиллу. Симону предстоит ещё одно важное дело — он должен найти новую мать для мальчика. Симон решает эту проблему, решается вопрос с жильем и работой, но на новом месте герои долго не задерживаются: столкнувшись с законами, которым не в силах противостоять, они бегут из города в поисках «нового места», где можно еще раз начать все заново. Так кратко можно изложить сюжет романа. А вот вопросов и размышлений вокруг этого сюжета очень и очень много. Роман - ребус, роман - загадка. Читаешь и тонешь в символах, метафорах, аллюзиях и библейских мотивах.
Collapse )