July 9th, 2015

promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
Я

Диккенс. Посмертные записки Пиквикского клуба (Герасимов)

Первый роман Диккенса. Да собственно и не роман, а сборник историй, происшедших с одними и теми же людьми.
Первый, но тем не менее очень удачный. Один из его самых популярных произведений, хотя мне больше по душе его более поздние романы. Но и этот прослушала с удовольствием. И как было не получить удовольствие, когда такой замечательный, красивый и вместе с тем легкий язык.
Да и юмор у него очень легкий, добрый, абсолютно беззлобный.
[Несколько цитат]
— Несносный мальчишка, — сказал пожилой джентльмен, — он опять заснул!
— Удивительный мальчик! — произнес мистер Пиквик. — Неужели он всегда так спит?
— Спит! — подтвердил старый джентльмен. — Он всегда спит. Во сне исполняет приказания и храпит, прислуживая за столом.
— В высшей степени странно! — заметил мистер Пиквик.
— Да, очень странно, — согласился старый джентльмен. — Я горжусь этим парнем… ни за что на свете я бы с ним не расстался. Это чудо природы!

Ничего нет ужасного в этой краткой реплике: «Однако, сэр!» — когда приходится ее читать, но тон, каким она была произнесена, и взгляд, ее сопровождавший, казалось, прямо указывали на отмщение, долженствующее обрушиться на голову Потта, и произвели на него соответствующее впечатление.

— Вероятно, минут через пять мы наткнемся на другой выводок, — сказал рослый дозорщик. — Если джентльмен начнет стрелять сейчас, пожалуй он выпустит заряд как раз к тому времени, когда они взлетят.

И герои у него очень добрые. Добрые и светлые. Читаешь и отдыхаешь душой.

"Сулла"

Георгий ГУЛИА «Сулла».
Третья часть условной трилогии показалась самой слабой. Может быть это потому, что на роль главного героя автор выбрал историческое лицо для меня весьма отвратное. Но скорее всё же дело в другом.
Исторические романы можно написать, как «частные истории» (это я для себя такой термин выдумал, возможно профессиональные литературоведы совсем другой употребляют), когда упор делается на вымышленные события пусть даже на фоне событий реальных исторических, а можно, как «историческую хронику», когда описываются в первую очередь события реальные, хоть и с использованием вымысла и домысла.
Первая книга трилогии была явно «частной историей». Иначе её написать было и невозможно. Хотя про Эхнатона и его время и сохранилось немало информации, но всё же недостаточно для создания полноценной исторической хроники. Там и действие занимает всего полтора месяца. Здесь же автор решил работать в рамках «исторической хроники», растянув действие на 10 лет, с 88 по 78 г. до н.э. Если для «частной истории» различные ошибки и анахронизмы могут не иметь особого значения, то в «исторической хронике» цена их возрастает, они могут исказить смысл событий.
Здесь у автора, по-моему, ошибок многовато. Хотя, по его словам, роман высоко оценил сам Утченко, но кто знает, может он толком его и не читал, а похвалил, только, чтоб не огорчать приятеля. К примеру, Марий в 88 г. вовсе не был консулом, а Цинна в 83 г. был уже мёртв, и консулом он был не два раза, а четыре. Фимбрию сенат не посылал против Митридата и Суллы после Флакка, он сам захватил командование армией, убив Флакка. Но это всё мелочи по сравнению с гигантским умолчанием. Автор ни словом не вспоминает Союзническую войну. Это примерно то же самое, что, написав о Гражданской войне в России, ни разу не упомянуть первую мировую. А ведь как без первой мировой наверняка не было бы и революции 1917 и последовавшей Гражданской, так и без ожесточения, вызванного почти гражданской Союзнической войной, вряд ли Сулле удалось бы направить римских солдат на Рим. Да и начинается действие романа в лагере Суллы под Нолой. А что там делают римские легионы, непонятно. Просто так болтаются, что ли? На самом деле они как раз осаждали последний оплот восставших италиков, завершая Союзническую войну.
Сложно сказать почему автор решил проигнорировать Союзническую войну. Судя по упоминаемым источникам, знать о ней он был должен. Видимо, счёл малозначащим событием и решил не перегружать роман лишними «сущностями». Но это, на мой взгляд, та самая вещь, которая могла бы сойти для «частной истории», но не для «исторической хроники». Смысл исторических событий оказался искажён.
Ну и, наверное, главная претензия, которая может быть высказана к художественному произведению – слабость изложения. Один из признаков этой слабости – постоянное вмешательство от автора в действие. Отмечал подобное в раннем романе автора «Водоворот». В «Фараоне Эхнатоне» казалось было изжито, но затем автор снова вернулся к этому устаревшему приёму.