May 24th, 2015

Париж

Островский. Доходное место (театр им. Пушкина)

Перед тем, как писать отзыв об этом спектакле, решила почитать критику. Потому что задумалась, а вдруг Я в этой постановке чего-то не поняла? Ну не сильна Я в разгадывании мыслей современных режиссеров. Оказалось, что нет, в принципе Я поняла все верно, это спектакль, поставленный на "потребу" публики, причем далеко не самой ее лучшей части. ("Роман Самгин поставил комедию Островского в полном соответствии с концепцией Театра Пушкина, заявляющего, что его основная сцена — это театр «бульварный». Тут есть все, чтобы прогуливающийся по Тверскому и решивший приятно завершить вечерок зритель не пожалел о потраченных на билет деньгах." источник)
Вот картинка из этого спектакля, взятая с сайта, по ней ни за что не догадаться, что это Островского показывают:



Еще одна вещь резанула меня в критике, хорошо, что Я не читала это до похода в театр, это слова режиссера спектакля: "«Нам повезло, что Александр Николаевич Островский жил в 19 в., потому что родись он сейчас – он бы писал сценарии к хорошим сериалам. А так – он оставил большое наследие прекрасных текстов для театра, к одному из которых и обратился Театр Пушкина»." Роман Самгин
Мне стало очень интересно, а куда бы он отправил Достоевского и Тургенева, если бы они жили сейчас? Ну это так, к слову.
Collapse )
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"Записки гадкого утёнка" Григория Померанца

гадкийутёнок

Впервые имя Григория Померанца мне попалось на глаза, когда я читал известный журнал "Континент" - не помню в каком году, - в номере было опубликовано его эссе о войне.
Философ умер в 2013 году, прожив долгую жизнь.
Его яркие и глубокие тексты врезались мне в память, я в нём видел своего союзника по мировоззрению и - ещё мне импонировало, что он писал с каким-то молодым интеллектуальным задором, несмотря на свой возраст. Никакого морализаторства, свойственного другому "старцу", его ровеснику, Александру Солженицыну. Впоследствии я узнал, что он многие годы был оппонентом Солженицына, критиковал его взгляды, его неблаговидные поступки (история с романом "В круге первом") и так далее...
Совершенно два разных человека: можно сказать так, что Солженицын рядом с Померанцем выглядит этаким провинциалом, сельчанином, выбравшимся в столицу из глубинки, но так и оставшимся "деревенщиной".
Солженицын теперь - после воспоминаний Померанца - видится в другом свете: ореол, сиявший вокруг него, погас, сама фигура обрела мрачноватые, тяжёлые черты несговорчивого, тщеславного человека, любящего почти с толстовским пафосом "учить массы жизни". Думаю, Александр Исаевич в Льве Толстом находил "святой источник" для своих мыслей и размышлений.

"Записки гадкого утёнка" Григория Померанца - замечательный пример того, как надо писать книгу воспоминаний.
Автор пишет не просто мемуарную прозу, но и ещё раскрывает, используя факты собственной биографии и факты жизни других известных и совершенно нам неизвестных личностей, свою философию.
Жизнь до войны в сталинское время, ужас того времени, война, фронт, люди той эпохи, арест после войны, трагедии, отчаяние, муки, тоска, минуты радости, влюблённости, разочарования... Перед нами жизнь страстного и умного человека, с комплексами, которые он изживал до самой старости - о чём он пишет с потрясающей обыкновенного человека откровенностью.
Страх, любовь, умение находить счастье в чём-то малом, желание жить, несмотря на мерзости окружающей жизни - он не может не нравиться своей искренностью и советом "оставаться тем, кто ты есть".
Гадкий утёнок никогда не превратится в прекрасного лебедя - как не старайся. Но в нас, "гадких утятах", есть тяга к высоте, есть что-то лебединое, что отличает от всех, есть своя - особая красота.
"Гадкий утёнок идёт по своей тропке без всякой цели. Все большие дороги, железные и шоссейные, ведут из одного птичьего двора в другой, и на всяком дворе утёнка будут клевать. Вот он и идёт - в сторону от больших дорог, по тропинке, где будут деревья, кусты, пригорки, может быть, лужи, а может быть, и озерко... Но больше ничего. Надо идти и идти. С одной, впрочем, надеждой: что этот путь, без цели имеет свою собственную, скрытую, внутреннюю цель".

Книга состоит из двадцати больших глав, написанных в разное время. Причём некоторые главы писались с риском быть арестованным и попасть снова в тюрьму. А последние главы сохранили атмосферу конца восьмидесятых-начала девяностых  годов прошлого века: я хорошо помню то время, популярность писателей и философов, упоминаемых Григорием Померанцем в своём тексте... Ими увлекались не только широкие слои общественности, но и сам Померанц.

Несмотря на то, что я в целом не согласен с мировоззрением и философией Григория Померанца, книга мне очень понравилась.
Люблю в людях открытость, честность, откровенность, иронию, ум, влечение к эросу, к поэзии и мудрости.