April 27th, 2015

Селигер

Диккенс. Наш английский курорт. Наш французский курорт.

Два совсем небольших рассказика.
Наш английский курорт почему-то напомнил мне Крым. Как-то многое похоже, особенно то, что вначале он был очень оживленным, а постепенно там стало очень мало народа. Так и видела оживленный Крым в советские годы и пустеющий заброшенный сейчас. И то, как центральные улицы оживлены, а на других все пусто и тихо.
Описано все красочно, все-таки язык Диккенса очень приятный, на мой взгляд.
Но подумав, что, наверное, все курорты одинаковы, взялась за рассказ Наш французский курорт. Чтобы сразу сравнить насколько похожи они. А оказалось, что и сравнить нельзя, потому что совершенно разное описание, рассказ совершенно по другому, как мне кажется, построен. И совсем не устарел. Во Франции (во всяком случае в Париже) и до сих пор везде - Наполеон.
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"Юрий Долгорукий"

Алексей КАРПОВ "Юрий Долгорукий" , ЖЗЛ, 2006.
Алексей Юрьевич Карпов современный российский историк и писатель, автор ряда научно-популярных книг по истории Древней Руси. Эта книга рассказывает о князе Юрии Долгоруком, прародителе будущей династии московских великих князей и первых русских царей.
Книга написана на строго фактической основе, без попыток высосать из пальца какие-нибудь сенсации, на что бывают падки расплодившиеся в последние десятилетия псевдоисторики. Впрочем для не очень осведомлённых читателей сенсации могут и найтись. Всё дело в том, что сведений о древнерусской истории дошло до нас, к сожалению, маловато. Историки зачастую вынуждены заполнять лакуны теми или иными гипотезами. Гипотезы эти входят в традицию, в популярную и художественную литературу, даже в учебники и от частых повторений начинают восприниматься широкой публикой как точно известные факты. Так, на самом деле мы не знаем, почему князь Юрий был прозван Долгоруким, не знаем кто был его последней женой, матерью Всеволода Большое Гнездо, а значит прародительницей будущих московских великих князей (то, что она якобы была византийской царевной, всего лишь предположение Татищева), не знаем когда и от какой жены родился другой его знаменитый сын Андрей Боголюбский, и знаменитое отравление Юрия боярами тоже лишь предположение, вполне мог и сам умереть от излишеств в еде и питье, вредных в пожилом возрасте.
Вообще о первой половине (вернее даже больше, чем половине) жизни Юрия Долгорукого нам мало что известно. Не известны ни дата рождения, ни имя матери, ни когда он был отправлен княжить в Ростовско-Суздальскую землю, ни чем он там занимался лет 20-25. Русские летописи «замечают» его лишь с 1132 года, когда после смерти Мстислава Великого разразились княжеские усобицы, в которых Юрий стал принимать активное участие. А более-менее подробно известны лишь последние одиннадцать лет его жизни, когда он вёл яростную борьбу за «великий стол» в Киеве.
Нельзя сказать, что Юрий Долгорукий чем-то особенно выделялся из тогдашней толпы князей, рвавших друг у друга города и земли. И конечно историческая случайность, что именно его отец отправил княжить на северо-восточную окраину тогдашних русских земель, где до него князья обычно долго не задерживались. И для самого Юрия эти земли были лишь плацдармом для борьбы за Киев. Но, желая или не желая того, но укрепляя и развивая эти территории, он заложил зерно, из которого вырастет будущая Великороссия.
Но особо знаменит этот князь стал, конечно, благодаря летописной заметке с первым упоминанием Москвы. «Бедный Юрий… Если бы он только мог знать, что именно прославит его имя в веках! Не победы на поле брани <…> не то, что он достиг-таки киевского престола и умер киевским князем, не мирный договор с половцами и не союз с Царьградом. Нет, «обед силен», данный им когда-то на берегах реки Москвы своему союзнику Святославу Ольговичу, – вот что сделало его имя известным каждому школьнику».