December 3rd, 2014

promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
...empty 1...

Ищу авторскую мифологию, но не фэнтези и не романы!

Мигель Астуриас "Гватемала" ("Легенды Гватемалы") -- !!!
Алексей Ремизов "Посолонь" -- !!!

Отчасти сюда можно отнести некоторые произведения Лавкрафта, Лорда Дансени, Эдгара По. Не отдельные вкрапления, а сплошь чистый поток мифологических мотивов.
Что ещё можно почитать, подскажите люди добрые, м?

Суть феномена: берётся аутентичный мифологический материал, а дальше автор бережно впитывает в себя, что-то переосмысливает, разаквареливает прихотливо, словно пробуждая к жизни ото сна, как дорисовывает листочки на дереве. И получается что-то тонко авторское, подчас немного безумное, визионерское, но притом неотъемлемое от аутентичного духа, от "земляных корней".
Характерный признак такой прозы: плотная, почти мантрически насыщенная словесная вязь, пронизанная поэзией, изобилующая метафорами, настоянная на древних языческих лекалах, словно сплошное заклятье. Нечто подобное ещё называют МифоПоэтикой. И это всегда что-то НЕВЫДУМАННОЕ, скорей подслушанное, болевое, выношенное где-то в параллельных реальностях. Рассказ, притча, повесть...
А крупная форма, такая как роман, уже не то: там сложно достичь той степени сгущённости словесного субстрата, той палимпсестовой насыщенности смыслов... В романах всегда много лишних слов, диалогов, выбивающихся из магического ритма.


Был потрясён по прочтению книги Мигеля Астуриаса "Гватемала" ("Легенды Гватемалы"). Поэтичнейшее полотно, самобытное психоделическое повествование с элементами магического реализма, метафизическая мудрость и лёгкая улыбка. Уникальный образец 100% авторской мифологии по следам эпоса "Пополь Вух".
Кстати говоря, более поздний сборник легенд "Зеркало Лиды Саль" того же Астуриаса -- уже немного не та степь, там больше сказки по жанру, чем мифологии.
А в Нобелевско премиальном романе "Маисовые люди" не выдержан тот магический притчевый ритм: ну на то это и роман, собственно.

Второй яркий образец. Алексей Ремизов -- замечательная авторская обработка уже славянских фольклорных мотивов: "Посолонь", "К Морю-Океану". Здесь сказка становится поэзией, обогащается как по форме, так и по глубине вплетённых мифологизмов.

А ещё есть произведения, не основанные на реальной мифологии, но отчётливо взмывающие до мифологических высот. Такие как повесть Татьяны Тайгановой "Красное Сафари на Жёлтого Льва". Это уже своего рода современное мифотворчество. Настоящее, живое, болевое, дышащее.

Ещё у Вени Д'ркина посмертное произведение "Тае Зори" -- ярчайший образец авторской мифологии, созданной практически с нуля, всей собственной жизнью выстраданной.

А больше-то и не знаю ничего. Либо фэнтези как у Фрая и Толкиена (хорошее, но не моё). Либо что-то далёкое от аутентичности, от земляных корней, из пальца высосанное.
Либо просто банальный пересказ всем известных сказок без авторского переосмысления, обогащения, тонкого разаквареливания. Либо магический реализм, но без выраженной мифологической подоплёки.
Если же читать просто мифы-первоисточники, это мощный но сырой ресурс: однотипные шаблонные ходы, кочующие из культуры в культуру: создаётся ощущение заготовки, которая нуждается в огранке, не хватает именно чего-то авторского, свежего: эдакой тонкой разаквареленности, поэзии, полёта...

Итак, трансцендентная сказка, психоделическая притча... Нечто, неотъемлемо замешанное на мифологических мотивах, сакральное и загадочное, абсурдно-иррациональное...
У кого есть какие соображения?
Селигер

Льюис. Переландра (Исаев)

Вторая книга из цикла. Понравилась меньше, чем первая, но понравилась.
Просто меньше действия и больше философии, достаточно нелегкой. Начало вообще шло тяжело, потом меня захватило, но временами все же не очень сильно. Некоторые моменты очень сильны, так живо, по настоящему описывается борьба с собой, своими мыслями, с самоуспокоением.
Вообще книга не очень легко шла, по той же причине, что в самом начале книги отметил сам автор:
"Все, что я слышал о них, вынуждало соединить два представления, которые очень разделены, и это меня отпугивало. Мы привыкли относить не-человеческий разум либо к «научному», либо к «сверхъестественному». В одном настроении мы думаем о марсианах Уэллса (которые, кстати сказать, сильно отличаются от обитателей Малакандры), в другом — об ангелах, духах, феях и тому подобном. Но если эти существа реальны, граница между классами стирается, и вовсе исчезает, когда речь идет об эльдилах. Они не животные — в этом смысле они подпадут под вторую категорию, но у них есть некое подобие тела, которое (в принципе) можно зафиксировать научно; и в этом они относятся к первой группе. Перегородка между естественным
и сверхъестественным рухнула; и тут я узнал, как успокаивала она, как облегчала нам бремя странного мира, с которым мы вынуждены общаться, разделив его надвое, чтобы мы не думали о нем в его цельности. Другое дело, какую цену мы платим за этот покой — за путаницу в мыслях и ложное ощущение безопасности."

И как бы хотелось научиться вот такому восприятию мира (оно бывает, но далеко не всегда):
"Как прекрасно все устроил Малельдил! Когда я была молодая, я не могла представить себе другую красоту, кроме нашей. А он выдумывает столько разного!"