June 5th, 2014

Селигер

Пантелеев. Январь 1944 (Бордуков)

Вторая часть Военных дневников Пантелеева.
В книге уже совсем другое настроение, чем в первой части. Оно и неудивительно - это месяц снятия блокады. И он едет в Ленинград на поезде! Правда, поезд вместо обычных 12 часов мирного времени в пути находится 36 часов. Но поезд же!
И уже в поезде наблюдения, наблюдения, наблюдения. В том числе и отмечено то, о чем многие говорят, но что в принципе не совсем объяснимо почему: это то, что все-таки ленинградцы - более вежливые люди.
И вот сам Ленинград. Город, в котором не осталось ни одного деревянного дома!! Он много где бывает, выполняя различные поручения, вспоминает, вспоминает, вспоминает... Знакомых, первые дни блокады, тех, кого, увы, уже нет в живых. Хармса, погибшего в блокадном городе. Себя, которого тогда называли дети - дедушкой. Дедушкой, хотя ему было всего 34 года!
Сейчас стало все по другому, даже люди стали ходить намного быстрее:
"Сейчас идут бодро, быстро, пожалуй быстрее, чем вообще положено ходить среднему пешеходу. Такое впечатление, что людям приятно быстро ходить. Так ходят первые несколько дней вышедшие на волю арестанты"
И крик петуха, услышанный им:
"На всю жизнь запомнил я, как пронзил меня крик петуха, долетевший вдруг откуда-то издалека, из-за леса. Тот, кто не жил в осажденном Ленинграде, пожалуй, не поймет, каким наслаждением было услышать этот уютный, уже забытый голос.
До чего же мало мы ценили в мирное время такие простые и такие прекрасные вещи, как ломоть черного хлеба, стакан молока или чистой воды, чириканье воробья или, скажем, просто ночную тишину за окном. Даже трава, даже какой-нибудь простецкий лопух радовал и веселил мое сердце в этот незабываемый утренний час."

Правда разговоры показывают насколько блокадная жизнь наложила отпечаток на все. Из разговора двух школьниц:
"- Хорошо погибнуть вместе с мамой, правда? А то мама погибнет - что я одна на свете делать буду?..
Девочкам лет по девять, по десять."

Много историй, страшных, горьких, но которые нужно знать и помнить. Я слишком плохо пишу, чтобы написать отзыв об этой книге, о тех вещах, которых пишет автор. Это надо читать всем!
И конечно освобождение города, как оно происходило, что испытывали при этом ленинградцы.
Тот победный салют, который был не таким уж сильным по сравнению с той же Москвой, но какие эмоции он вызывал:
""Толпы народа на улицах..."
"Всеобщее ликование..."
"Слезы на глазах..."
Все это так, и все-таки это только слова, которые ничего не говорят.
Не знаю, как описать и с чем сравнить мгновенье, когда на углу Ковенского и Знаменской толпа женщин - не одна, не две, а целая толпа женщин - навзрыд зарыдала, когда мальчишки от чистого сердца - и тоже со слезами в голосе - закричали "ура", когда у меня у самого слезы неожиданно брызнули из глаз..."
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

Жертва, или «Эпоха мертворожденных» Глеба Боброва

Оригинал взят у macroud в Жертва, или «Эпоха мертворожденных» Глеба Боброва


«Эпоха мертворожденных» – это война. Это война в Донецкой и Луганской республиках, какой она будет через два-три месяца. Хотелось бы написать «какой она могла бы быть», но… нет, не напишу – именно, какой она будет… Обстрелы, засады, сожжение деревень, расстрелы пленных. И звериная жестокость с обеих сторон. К противнику. И беспощадность к себе…

В определенном смысле это манифест Сопротивления, манифест национального освобождения русских Новороссии. С яркими иллюстрациями, так сказать…

Collapse )