May 7th, 2014

Орлов В. Альтист Данилов

Для любителей городского фэнтези. Интервью с В. Орловым, автором "Альтиста Данилова"
Подготовил Борис Иванов
Эхо планеты, № 3, 2014
http://www.ekhoplanet.ru/books_675_23485

МОИ КНИГИ НАЗЫВАЛИ «БУЛГАКОВЫМ ДЛЯ БЕДНЫХ» 19 февраля 2014 02:02
"Российское городское фэнтези связывают с необычным романом «Альтист Данилов», который вышел в свет в 1980 году. Созданный в редком жанре магического реализма, роман принёс Владимиру Орлову огромную популярность. Главный герой — демон и человек. Писатель говорит о музыке, творческих исканиях, о положении художника в обществе. «Эхо» предоставляет слово автору «Альтиста» Владимиру Орлову.
«Меня часто спрашивают, в каком жанре написана моя книга «Альтист Данилов». Некоторые читатели представляют автора эдаким романтическим мистиком. Другие — фантастом, пишущим на основе реальных событий. У меня один ответ: все мои книги — это прежде всего литература. Есть просто литература, а есть коммерческий проект. Нельзя писать так, чтобы тебе было стыдно, и по-человечески, и перед писателями, которых ты уважал и уважаешь.
Сейчас я мало читаю, да и круг общения незначительный. В основном перечитываю Гофмана, Гоголя, Салтыкова-Щедрина, часто обращаюсь к одному из лучших, на мой взгляд, романов ХХ столетия — «Человек без свойств» Роберта Музиля. Но любовь к чтению осталась. Мне кажется, что это чувство приходит к человеку через семейные библиотеки и семейные предания. Вот бабушка или мама говорит своей внучке или дочке: «Прочти такую-то книжку». Тогда интерес какой-то возникает. Это семейное чтение, я думаю, сейчас и поддерживает какой-то интерес к литературе.
Для меня литература — единое целое, библиотека жизни. Было время, когда мои книги называли «Булгаковым для бедных». Но, мне кажется, эти люди мало что понимали в литературном творчестве. Мне нравится писать протяжённые сочинения. Начинаешь роман, не зная, какие события в нём произойдут и куда поведут тебя твои же герои.
Я нахожусь в русле романтического направления, начиная с Апулея, Рабле, Гофмана, Гоголя. И хотя я с большим почтением отношусь к Михаилу Булгакову, связи никакой между его «Мастером и Маргаритой» и моим «Альтистом Даниловым» не ощущаю.
Тема Музыки пронизывает весь роман — от начала до конца. Альтист Данилов просто в ней живёт. Ближе к концу книги он даже мыслит уже не словами, а музыкальными фразами. Но я не писал о музыке. Просто брал какие-то термины и переносил их на состояние своей души. А потом некоторые мои друзья посчитали, что «Альтист Данилов» — это роман о художнике. Но они ошибались. Да, важен сам процесс творчества, в этом, как мне представляется, всё дело. Сам же Данилов, по крайней мере, в первых главах был списан с моего приятеля, артиста Большого театра. Да и музыку я с детства любил слушать…
…А роман мой всё же не столько о музыканте или демоне, сколько о творческом человеке вообще, о его взаимоотношении с жизнью и смертью. Я достаточно предметно изучал жизнь Баха и побывал практически во всех местах, так или иначе связанных с его творчеством. Для меня идеальный человек — Иоганн Себастьян Бах. Он был типичный бюргер, добывал блага для семьи, искал выгодные места службы, любил пиво, лупил палкой дурных учеников. А в своих творениях поднимался в небесные выси.
Бывая в Германии, я объездил многие места, связанные с жизнью автора «Кофейной кантаты» и «Страстей по Матфею». Позже я понял, что прототипом моего альтиста Данилова был, прежде всего, именно Бах. Абсолютно точно можно сказать: Бах не знал, что является одним из гениальнейших композиторов всех времён.
В моём понимании демоны — это не дьяволы или черти, они скорее духи сомнения, критического отношения к явлениям жизни. И сам Данилов пытается отойти от предоставленных ему природой возможностей, не желает быть игрушкой не зависящих от него сил. В принципе этот роман о вечных ценностях, о большой любви как основе творчества, положении художника в обществе".
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

Лукьяненко С. Беседа с писателем

Интересное интервью с С. Лукьяненко. Статью привожу в сокращении
СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО: ЧЕЛОВЕК ЗА ГРАНЬЮ ФАНТАСТИКИ 15 февраля 2014 03:52

Известный писатель-фантаст Сергей Лукьяненко не был бы писателем-фантастом, если бы не жил одновременно в двух реальностях: в Москве XXI века и где-то на вымышленных далёких планетах. Его фантазия создаёт новые миры чаще, чем он успевает записывать. Свои книги Лукьяненко называет «фантастикой жёсткого действия». Недавно на прилавках появилась «Застава» — первая часть нового цикла «Пограничье», посвящённого центральному миру Вселенной Центруму и Корпусу пограничной стражи. После презентации книги в Москве писатель ответил на вопросы «Эхо».
– Сергей, как вы думаете, почему люди ищут прибежища в фантастическом мире?
— Для кого-то фантастика это просто развлечение, для кого-то — попытка найти отдушину в серой и скучной жизни. Кого-то не устраивает окружающий мир, но изменить его возможности нет. Зато можно нырнуть в мир книжный. И это лучше, чем алкоголизм или насилие, порождённые, кстати, ненавистью ко всему вокруг. Так что книга — это лёгкий и правильный способ отвлечься от неправильности мира.
Порой литература побуждает людей трогаться с места и менять что-то в себе. И я думаю, что фантастика — это такой психотерапевтический элемент, который одновременно является и успокоительным, и обезболивающим, а иногда и тонизирующим средством. В общем, это очень хорошая вещь. Надо ещё подумать, какой лекарственный препарат обладает сразу всеми тремя этими свойствами.
— А какие книги для вас содержат вот этот самый психотерапевтический элемент?
— В основном я читаю фантастику. Но не подумайте, что я настолько зацикленный фанатик, который и пишет фантастику, и читает только её, и детей своих назвал именами писателей-фантастов, а жену иногда, забывшись, кличет Аэлитой. Но я действительно люблю этот жанр. И, наверное, в моём случае так и должно быть.
— Есть ли среди писателей-фантастов для вас авторитеты, эталоны?
— Хочется ответить известной фразой: «Других писателей у меня для вас нет». Конечно, есть масса авторов: и отечественных, и зарубежных, которых я люблю читать. Из зарубежных я просто обожаю Терри Пратчетта. Во многом мне нравится Стивен Кинг, хотя он очень мрачный прозаик. Из наших же мне всегда импонировал Кир Булычёв. А книги братьев Стругацких сыграли большую роль в моём собственном становлении как писателя. Из современников, пишущих сейчас, я люблю Вячеслава Рыбакова, чьи произведения, на мой взгляд, являются одними из самых нежных и романтичных в жанре фантастики…
— Скажите, а вам как писателю-фантасту не обидно, что в ближайшем будущем человечество не достигнет, это очевидно, тех высот науки, что описаны в фантастических книгах?
— Конечно, обидно. Я считаю, что в наши дни огромное количество ресурсов, времени и интеллектуальных усилий было выброшено на создание многочисленных гаджетов, вместо того чтобы серьёзнее заняться тем же космосом. Если бы всего лишь половину этих усердий и энергии переложили на создание космических двигателей, то мы бы с вами давно уже летали на Луну, Марс или даже на Юпитер.
Сейчас люди очень увлеклись производством забавных вещей, которые вроде бы упрощают жизнь и веселят. Мы же сегодня можем нарисовать Красную планету так, что она будет выглядеть как настоящая. Но в прогрессивные 1970-е годы мечтали не о создании правдоподобной картинки, а были уверены в том, что к началу XXI века человек уже полетит на Марс взаправду! А что мы видим теперь? Прогресс ради прогресса. Ну и что, что сделают мобильный телефон весом в пять граммов... Великолепное достижение! Его можно будет тотчас же потерять у себя в ладони и искать с лупой. Какой в этом смысл?
— …
Collapse )

Новое хобби

Привет, сообщники! У меня появилось новое хобби – комнатные цветы. Так что, вероятно, скоро возникнет необходимость записаться в сообщество цветоводов. Если можете какое-нибудь порекомендовать, буду рада!

Лена! Я периодически сюда заглядываю. Весело живете, живенько так. Молодцы, рада очень, что сообщество любителей посидеть на кухне за кружкой чая развивается. К сожалению, у меня совсем туго со временем. Может, летом буду посвободнее))

"По делам их"

Надежда ПОПОВА "По делам их" .
Вторая книга цикла «Конгрегация». Сюжет достаточно сильно отличается от первой, а вот построение похоже. Первая часть (где-то от половины до двух третей книги) детективная, дальше – триллерная с мистикой.
Жаль всё-таки, что автор не держит детективную интригу до конца. Пусть это для неё не главное, но раз уж фэнтези с этической и религиозной проблематикой решено было облечь в детективную форму, то неплохо, чтоб и тут всё было «в ажуре». И какой-нибудь хитрый поворот сюжета в конце отнюдь не помешал бы. Хотя здесь есть несколько другая интрига, но слабоватая. Я как-то и не сомневался, что в итоге так оно всё и обернётся, как вышло. [спойлер]Правда я думал, что только начальник в курсе операции внедрения, а двое сослуживцев нет. Оказалось, все знали.
Автор отстаивает право на случайности в сюжете. И теоретически с ней можно согласиться. Но на практике всё же некоторые вещи вызывают досаду. [спойлер]Ну вот что бы стоило эти самые иглы не случайно обнаружить, а в результате целенаправленного поиска? Скажем Бруно или кто-то из начальства сообразил или предположил, что всё творящееся с главным героем несколько неестественно. И решил на всякий случай проверить его комнату.
Рыжая

Майкл Коннелли "Смотровая площадка" и "Девять драконов" (Гарри Босх - 13 и 15)


"Смотровая площадка"
О чем: почтенный доктор по имени Стенли Кент найден убитым - две пули в затылок. Дело поручают Гарри Босху, но стоит ему прибыть на место преступления, как туда же приезжает ФБР. Агент Рейчел Уоллинг, с которой у Гарри некогда был роман, объясняет Босху, почему именно Бюро заинтересовалось этим убийством. Объяснение Гарри вполне удовлетворило, но вот тот факт, что его пытаются оттеснить в сторону, перехватив расследование пришелся ему не по душе. Да, затронута национальная безопасность - это важно, но убийство как таковое тоже имеет значение, тем более, что Босх уверен: в данном случае его метод расследование более продуктивен, ибо найти убийц как раз и означает выйти на тех, кто угрожает сотням невинных жизней.

В целом вполне неплохо, но - и динамично, и напряженно, и фирменный ход Коннелли в виде неожиданной разгадки имеется.
Но более... поверхностно, чем лучшие романы цикла о Гарри Босхе. Может, это обусловлено тем, что книга довольно короткая и автор просто не успел развернуться. Обычно Коннелли не упускает случая подчеркнуть лучшие черты своего персонажа и добавить щедрую пригоршню психологизма к детективной линии, а в "Смотровой площадке" этого практически нет.
Collapse )
книги
  • imhool

За словом Быкова

«Должно быть, каждому свою дорогу к свободе предназначено пройти отдельно…»
В основе каждой коллективной свободы лежит свобода индивидуальная. Что касается меня, то в определённом смысле моё слово пессимистично, хотя моя душа жаждет оптимизма. Как когда-то писала великая Леся Украинка «Без надежды всё-таки надеюсь».

В июне исполняется 90 лет со дня рождения писателя Василя Быкова. Вышеприведённая цитата - из его автобиографической книги «Долгая дорога домой».
А моя душа жаждет сейчас слова Быкова, ведь нужно же уцепиться за что-то правдивое, за живое. Обычное уютное чтение не проходит.
Кроме «Долгой дороги» возьму еще и его чернобыльскую «Волчью яму».
Кто со мной?
Селигер

Андерсен. Дикие лебеди

Очень трудно писать о таких книгах. Вечные, добрые, светлые. Хоть и грустные. В очередной раз прочитана эта книга, на этот раз читала это детям, и уже со взрослой позиции задумывалась насколько было все это тяжело. Насколько должно быть любящим, мужественным и добрым сердце.
Но в этот раз еще и поразило другое. Как и со Снежной королевы. Насколько книгу оказывается покрамсали в советское время. Убрав оттуда все, что связано с Верой, в результате чего книга даже немного поменяла свой смысл. Очень рада, что наконец познакомилась с полным текстом.