March 24th, 2014

Эллис Питерс. Один лишний труп

Прочитала исторический роман Эллис Питерс, известной английской писательницы «Один лишний труп». Это из серии "Хроники брата Кадфаэля". Чтобы я читала исторические романы -да никогда. Раньше – да, почитывала, но редко. Тем не менее – начала, да увлеклась, и до конца прочла. Хороший перевод, что немаловажно.
Интересное ощущение от этого романа – какая-то детскость, наивность, простота, чистота – но это все вместе и притягивает.
Сюжет вроде сначала простой, а потом начинает усложняться, и хотя все в итоге предсказуемо, но все равно интересно!
Главный герой – монах Кадфаэль, обнаруживает после казни противников короля один лишний труп, которого там не должно было быть, по всем подсчетам. И начинает расследование сам.
Конечно, есть в романе и любовь, куда ж без нее? Любовь, как всегда, преодолела все преграды, и любящие остались вместе.
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

"Меня зовут красный"

Орхан ПАМУК «Меня зовут красный».
Заинтересовался книгой, прочитав этот пост . Но долго не мог найти книгу на бумаге, поскольку в электронном виде, как говорят, везде размещён журнальный вариант, сильно урезанный.
Увы, что-то меня не впечатлил «турецкий Умберто Эко», в отличие от аутентичного даже Нобелевской премии удостоенный. Возможно всё дело в том, что я и так-то к живописи достаточно равнодушен, а уж восточная живопись для меня вообще тёмный лес. Потому сложно оценить все страсти, что кипят в книге и не совсем понятно из-за чего весь сыр-бор разгорелся. Конечно, можно сказать, что живопись лишь повод в очередной раз порассуждать на тему Востока и Запада, проблем «догоняющей модернизации», религиозного фанатизма и всего такого прочего. Но поскольку речь об этом идёт именно на основе живописи (а не, скажем, военного дела или ещё чего-то), то всё-таки читателю неплохо бы представлять что к чему.
К тому же и восточная специфика временами вгоняла в ступор. Хоть Россия и не совсем Европа (а кто-то может сказать, что и совсем не Европа), но всё же европейцы нам ближе и понятнее. А тут, в частности, восприятие художниками слепоты как милости Аллаха, вплоть до самоослепления, шокирует. «Восток – дело тонкое». Затасканная фраза, но ведь и впрямь.
Книга наполнена восточными притчами и историями. Вроде многим нравится. Но я и к подобному жанру равнодушен. Так что и тут автор на меня «не угодил». Разве что интересно: автор сам эти истории сочинил или взял в готовом виде из фольклора и старых книг? Или есть и те, и другие?
В общем, насколько можно судить по переводу, автор пишет хорошо, но совершенно «не мой».
И такая ещё деталь озадачила. В 1591 году (когда происходит действие книги) религиозные фанатики в Стамбуле выступают против употребления кофе, называя его «гяурским напитком», пришедшим из Европы. Мне же раньше доводилось читать, что, напротив, в Европу кофе пришёл из Турции и несколько позднее, уже в XVII веке. Кто же ошибается?
Селигер

Очередной картинный флешмоб

Оригинал взят у alenenok72 в Очередной картинный флешмоб
Еще два имени.

От Оксаны sairon мне достался Luis Romero.
Сложно было выбирать, ну пусть будет вот эта:


А от sol_oha мне достался Эль Греко.
У него приведу две картины.
Одна мне понравилась больше других, просто внешне понравилась. эта Дама в мехах.



А вторая.. Апостолы Петр и Павел. На первый взгляд она мне понравилась меньше.. Но чем-то она меня загипнотизировала, Я несколько раз к ней возвращалась. Очень интересно он их изобразил. И такие глаза!!!


"Великие семьи" (мини-сериал, 1989)


Как и обещал не так давно, после просмотра экранизации цикла Мориса Дрюона оставляю отзыв на этот мини-сериал.
Итак, очередной отзыв на очередную экранизацию. О самом цикле Дрюона я не так давно писал в своем ЖЖ, дошла очередь и до кино-версии. Как обычно делается в таких случаях, начну с соответствия сериала "оригиналу". За 8 стандартных "сериальных" (42-45 минут) серий было экранизировано 2 из 3 книг цикла. И этому может быть логическое объяснение/оправдание. Именно в первых двух книгах было показано "умирание" старого поколения "великих семей" Франции в 1920- начале 1930-х гг., а в третьей книге был показан выход на арену нового поколения. Собственно это вполне могло быть  отдельной темой для экранизации, жаль, что на данный момент так этого не случилось.
Так вот, экранизация удалась. Конечно, никто не требовал от создателей сериала дословного переложения книг на экран, это было бы лишним. Самые смысловые идеи были озвучены, самые основные сцены и события в сериале показаны, дух книг Дрюона был соблюден. В этом плане экранизацию можно считать удачной.
Хочется также отметить удачный выбор актеров, практически все персонажи были хорошо подобраны, никто не вызывал у меня неприятия по причине несоответствия "книжному образу". Актеры не только были хорошо подобраны, но и хорошо сыграли свои роли, здесь также никаких претензий у меня нет. Да и вообще существенных претензий к создателям сериала я не имею, все получилось очень хорошо.
Один только вопрос, насколько жанр "семейной саги" кинематографичен? В том плане, что мне было интересно смотреть за перипетиями событий, связанных с жизнью уже известных мне по книгам персонажей, а вот было бы также интересно, если бы я не был знаком с самой трилогией Дрюона, я не знаю, одно дело читать об этом, другое смотреть это. Это не вопрос к конкретно этой постановке, это глобальный вопрос в отношении всего жанра. Я сегодня об этом задумался и пока однозначного ответа для себя не дал...

В искусстве нет эволюции: Честертон о первобытном человеке

marina_klimkova: В искусстве нет эволюции: Честертон о первобытном человеке
Сегодня перечитывала отдельные места из книги Г.К. Честертона "Вечный человек".
В юности воспринимала Честертона классиком детектива, а в 1990-х годах открыла для себя, что он писал также о католических святых, христианстве, человеке вообще. Мне нравится, как Честертон рассказывает о первобытном человеке.

Сцена охоты. Наскальная роспись. Испания. Мезолит
Сцена охоты. Наскальная роспись. Испания. Мезолит

Collapse )

Пауло Коэльо "Вероника хочет умереть"

Оригинал взят у olga_sol в Пауло Коэльо "Вероника хочет умереть"
Как говорится, не худа без добра. Пока я на прошлой неделе с температурой отлеживалась дома, опять начала читать беллетристику. А то последнее время с этим были проблемы: все возможное время поглощал интернет. Да и желание с потребностью новой информация отсутствовало совсем.
Порывшись на своем айпаде среди закаченных книжек, я решила полистать Пауло Коэльо "Вероника хочет умереть". Первой книгой Коэльо, прочитанной много лет назад, была  "Алхимик". Насколько я помню, она мне очень понравилась. Но не настолько, чтобы тут же броситься читать его следующие книги, хотя "Веронику..." я, кажется, даже купила в бумажном виде.
Что уж меня сподвигло скачать эту книгу на айпад, сейчас и не вспомню. Да и не важно это. Важно, что я ее все-таки прочитала.
Сюжет достаточно интересен: молодой девушке, пытающейся покончить с собой, но спасенной прибывшими медиками, говорят, что ей осталось жить всего неделю - лекарство, которым она пыталась отравиться, подействовало на сердце. И эту неделю она проводит в психиатрической лечебнице, общаясь не только и не столько с психически больными людьми, сколько с, в общем-то, вполне себе нормальными людьми, но плохо вписывающимися в повседневную жизнь - группой "Братство". Да, конечно, изначально эти пациенты оказались в клинике вполне законно: панические атаки, депрессии разной степени тяжести, и даже шизофрения. Но потом...
Они вполне могли жить и вне стен клиники, но не захотели этого делать. Ведь жизнь - это всегда неопределенность. Это всегда выбор. Выбор одного из множества вариантов. И никто не знает, в момент принятия решения, а лучшее ли оно. Или хотя бы оптимальное. Это отказ от веера возможностей в пользу единственного варианта. Это сожаление о выборе. Это признание своего несовершенства.  Это... Это просто жизнь. Такая привычная и неожиданная. Такая пугающая и ободряющая. Такая успокаивающая и возбуждающая.
Жизнь, в которой понятие нормы всего лишь цепь условностей. Цепь привычек. Цепь взглядов большинства. Норма, которая ограничивает развитие. Норма, которая делает некоторых людей изгоями, хотя они вполне адекватны.
А самое страшное то, что эта норма заставляет людей не жить, ограничивать себя в желаниях, в возможностях, в стремлениях ради близких людей, ради окружающих, ради нормы.
Конечно, Вероника остается жива, ведь главный врач клиники просто ставит над ней эксперимент, пытаясь сформулировать теорию "Купороса" или "Горечи", отравляющих жизнь человека. И, по его утверждению, лишь "осознание  смерти дает нам силы жить дальше». Она открывает для себя целый мир возможностей, которые она же сама для себя и закрыла: игра на фортепьяно, например. Более того, желание жить истинной жизнью оказывается заразительным. Мари, пробывшая в клинике больше 10 лет, попросила ее выписать и собиралась поехать волонтером в Сербию (действие книги происходит во времена распада Югославии и балканского конфликта). Еще несколько пациентов просят пересмотреть диагноз. В общем, можно сказать, что ЖИЗНЬ восторжествовала над ОПРЕДЕЛЕННОСТЬЮ.
Неожиданным образом эта книга переплелась с другой книгой, прочитанной мною по осени: "Несвятые святые" отца Тихона. Как ни странно, но психиатрическая клиника для группки "Братства" и монастырь для рядовых монахов оказались очень похожими в своей основе: и там, и там есть определенность и стабильность. Нет неопределенности. Нет необходимости выбирать.