April 24th, 2013

воскресное

Куприн. Рассказы о Церкви


     Вообще-то я просто "Листригонов" хотела перечитать: всё-таки живу почти в Балаклаве, частенько по набережной прогуливаюсь мимо своеобразного памятника Куприну - он сделан в человеческий рост и стоит у ограды, как живой)))... Надо будет его обязательно сфотографировать в другой раз. А это картинка из и-нета:

1162t
     Так вот - перечитала, конечно, с удовольствием, но затянуло - как все хорошие книги затягивают - и пошла дальше читать. И совершенно неожиданно обнаружила, что Куприн довольно много писал о вере и верующих. Конечно, его нельзя назвать(его и не называют)  православным писателем(как, например, Шмелёва), и даже мне понятно, почему: ностальгические рассказы того же Шмелёва о своём детстве ("Лето Господне") пронизаны светом и любовью, идеализированы (сейчас в подобном тоне написаны рассказы Шевкунова "Несвятые святые"). А вот нелицеприятные зарисовки Куприна тем мрачнее, чем правдивее.

  Collapse )
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
глазик

" И жизнь, и слезы, и любовь", Мария Каллас-10

Ну, всё ближе и ближе к концу...
Напоминаю, что писала не я, писала cheboro


10. Последнее письмо

Для Онассиса начало 70-х годов тоже было далеко не радужным. Мало того, оно было просто трагическим. Беды сыпались одна за другой.
В 1971 году любимая дочь Кристина сбежала из дому с 48-летним разведенным Джозефом Болкером, имеющим 4-х взрослых детей. Ох, и лютовал же Аристотель тогда. Клялся, что не даст дочери ни копейки. Что лишит ее наследства. Что... в общем, поорал, поорал, да толку-то? Ну, развелась девушка с этим торговцем недвижимостью, так на смену пришел другой кандидат в мужья. И дальше они чередовались с завидным постоянством.

Но самой большой трагедией стала смерть сына Александра 22 января 1973г. Спортивный самолет, в котором находился юноша, взорвался в воздухе.

Семейный остров Скорпиос, где Аристотель хотел поселиться вначале с Марией, но потом перерешил в пользу Джеки, стал последним местом упокоения молодого человека.

Collapse )


Окончание следует.
Иголки

«Добрый человек из Сезуана» в театре им. Пушкина

Оригинал взят у chugaylo в «Добрый человек из Сезуана» в театре им. Пушкина
Могучий спектакль Юрия Бутусова по пьесе-параболе Бертольда Брехта. Густой, занимающий весь сценический объем и обращающийся практически ко всем органам чувств зрителя, даже к тактильным, когда в самом начале совершенно потрясающий в роли продавца воды Александр Матросов сыпет из ведер песок на расстеленные простыни.

Но главное действующее лицо здесь музыка – задающая ритм и непрерывность воздействия, звучащая то громко, то тише, то вдруг замолкающая, чтобы обнажить абсолютную тишину внимания – в исполнении небольшого, но временами оглушительного оркестра под предводительством Игоря Горского.

Действие происходит в Китае, зонги актеры поют на немецком (перевод загорается в глубине сцены на специальной панели), в ходу там серебряные доллары, и это смешение национальных планов, условность места и времени выводит спектакль к универсальным общечеловеческим темам. И кондово революционный, обличительно антибуржуазный пафос пьесы (особенно зонгов) звучит неким фоном, выплескивается чистой энергией, не уводя от вечных вопросов, например, соотношения доброго и эгоистичного в человеческой душе, возможности оставаться человеком в нашем не слишком человечном мире.

Но это и очень тяжелый спектакль! И для артистов – признаюсь, мне было страшно за исполнительницу заглавной роли Александру Урсуляк – три с половиной часа почти непрерывного лицедейства на пределе человеческих возможностей и заключительный зонг, спетый сначала по-русски, а потом на языке оригинала, когда уже и у зрителей не осталось никаких сил и они дошли почти до отчаяния в этом грохоте, духоте, тесноте кресел, скрюченности ног.

Так что я вас предупредил – это очень сильно и очень тяжело!

глазик

Сэлинджер. Фрэнни и Зуи.

Две повести о Глассах. Читала их не подряд, но они объединены одной нитью, поэтому пишу о них вместе.
Понравились намного больше, чем Над пропастью во ржи.
Причем не просто больше, а мне они понравились. Читала с удовольствием.
Метания, поиски, эгоизм. Во Фрэнни четко прослеживается как людей интересуют в первую очередь они сами и говорить хотят о них самих. Но конец теплый, когда что-то случается серьезное – близкие люди забывают про себя…
О Зуи много можно написать, так же , как и о Фрэнни, там много всяких подводных мыслей, но это для каждого свое. Скажу только две вещи: читать было очень интересно. И в Зуи так тепло было о заботе брата о сестре. О том, что такое семья, даже если она разбросана в разные стороны.