April 20th, 2013

глазик

" И жизнь, и слезы, и любовь", Мария Каллас-6

Очередное продолжение.
Напоминаю, что писала не я, писала cheboro


6. Любовь зла, полюбишь и ... Аристотеля Онассиса.

В отношениях Марии с Менегини с самого начала не было ничего романтического, но в них присутствовало нечто гораздо более для нее важное - надежность и стабильность.
Как я уже писала, она совершенно терялась, если мир не был стопроцентно предсказуем.

Collapse )

Продолжение следует!
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…
Селигер

Достоевский. Униженные и оскорбленные (Герасимов)

Вот в этой теме писала о тех книгах, которые больше всего понравились из прочитанного в прошлом году. на многие есть уже отзывы мои, они указаны в той теме, дошла очередь и до этой книги.
Collapse )
Иголки

«Малый трактат о великих добродетелях». А.Конт-Спонвиль

Оригинал взят у chugaylo в «Малый трактат о великих добродетелях». А.Конт-Спонвиль
Буду честным (раз уж взялся писать о таком предмете!), я испытывал приятное чувство уважения к себе, читая эту книгу. Конечно, нельзя не признать, что само по себе чтение о добродетелях не делает человека лучше, но, с другой стороны, теоретические знания в этой области уж точно помехой в самосовершенствовании быть не могут.

Во-первых, можно уяснить, что называется, из первых (ну ладно, не первых, профессиональных) уст, что такое добродетель.
«Добро не нужно созерцать – его следует творить. Это и есть добродетель – усилие, которое мы предпринимаем, чтобы вести себя правильно, и в самом этом усилии содержится определение добра».

Во-вторых, мой французский тезка, Андре Конт-Спонвиль, дает практический метод определения добродетели, её величины или степени: «Всякая добродетель – это вершина между двумя пороками, это линия хребта между двумя безднами. Храбрость – между трусостью и безрассудством; достоинство – между снисхождением и эгоизмом; мягкость – между гневом и равнодушием. Но кто из нас способен всю жизнь прожить на вершине? Размышлять о добродетелях значит измерять расстояние, которое нас от них отделяет. Размышлять о совершенстве значит отдавать себе отчет в собственных недостатках и убожестве».

Он поясняет, почему любовь – высшая добродетель, которая и добродетелью следовало бы считать условно, это состояние человека, позволяющее ему без всякого усилия творить добро, а добродетель – сознательный акт, когда мы, может быть и не хотели бы, но знаем, что так поступать правильно и потому совершаем добродетельное усилие.

Отмечу, что автор, являясь материалистом, рассматривает добродетели без привязки к религии, иногда вступая в полемику с религиозным подходом, не исключаю, это может показаться кому-то неприятным, но такое противопоставление проявляется изредка и не относится, как мне кажется, к целям и главному содержанию трактата. Он написан языком не легковесным, но и не заумным, некоторые места читаются просто как проза в стихах, список авторов, к авторитету которых обращается и цитирует француз, превышает 50 человек, чаще всего это Аристотель, Спиноза, Кант, Монтень.

Collapse )