March 31st, 2013

Иголки

«Парамон и Аполлинария». Дина Калиновская

Оригинал взят у chugaylo в «Парамон и Аполлинария». Дина Калиновская
Совершенно чудесная, струящаяся и сверкающая проза. Несколько рассказов из деревенской и городской, южной, одесской жизни советского времени с неизменным добрым чувством к героям, растворенным в тексте юмором, светлой печалью одиночества, поисками родственной души и, главное, живой, родниково-живительной какой-то, из разряда «лучше не скажешь» авторской речью, от которой получаешь неизъяснимое удовольствие и постоянное желание прочитать кому-нибудь вслух отрывочек, а то и рассказ целиком – порадоваться вместе.

Зашел в книжный, взял в руки эту книгу, открыл на первой странице:
«По озеру еще слонялся сонным бараном туман, а тетя Маша Зайцева со снохой пошлепали на веслах в слободу, они работали в столовой, им надо было рано. На коньке за овсяным полем разбрелись коровы, там щелкал по земле тяжелым кнутом и покрикивал «и-их!» дед Володя. Черный безголосый петух с ненавистью посмотрел на Парамона. Парамон давно бы прибил петуха, потому что никакой вины перед ним не имел и не понимал, как можно ненавидеть без причины. Но во-первых, петух принадлежал Аполлинарии, а во-вторых, он один остался на всю деревню. В прошлом году слободской магазин стал продавать яйца с птицефермы по восемьдесят копеек десяток, и вся деревня посчитала разумным за зиму своих кур съесть. И скушали. А яйца в слободе пропали. Теперь сидят без яиц, кукуют. У одной Аполлинарии три курочки остались да этот черный фашист».

И как было после этого не дочитать до конца?

promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

Стейнбек Джон - Русский дневник

Прослушал практически на одном дыхании и узнал много нового о своей стране, какой она была в 1947-м. Во всяком случае, о «тотальной» бухгалтерии даже не имел понятия, хотя имею опосредованное отношение к бух. учету. Неужели подобный абсурд действительно имел место?

Произведение подкупило искренним желанием автора узнать, чем и как живет страна, о которой на Родине говорится столько плохого. И он действительно описывает то, что видит (самолеты, Москва, гостиницы и главное – люди, простые советские люди) и пытается дать логическое объяснение тем «непонятностям», которые мы попросту не замечали по привычке. Очень интересная книга, написанная в позитивном ключе, без ненужного выпячивания достоинств и недостатков, хотя и те и другие описаны.

Правда не думаю, что произведение заинтересует большую аудиторию, но тем, кто увлекается историей СССР, думаю, будет весьма интересно и полезно прослушать эти дневниковые записи человека, честно описавшего свои впечатления от нашей страны.
Ну и конечно рекомендую прослушать всем поклонникам творчества писателя.
Работа чтеца (Вл. Герасимов) не вызвала особых нареканий. Нет так же никаких шумов или иных отвлекающих эффектов. Все добротно и достойно.
лампочка на ножках

(no subject)

С Ирвином Шоу у меня непростые отношения - каждый раз начинаю читать нехотя, с усилием, не ожидая ничего хорошего - и каждый раз книга захватывает.
"Хлеб по водам" стала слушать от безрыбья, устав искать автора поинтереснее, и Шоу меня снова поймал.

О чем: о дарах, которые оборачиваются злом, о крючках, на которые улавливаются человеки. История оставляет грустное послевкусие - жаль семейную идиллию, от которой остались рожки да ножки, жаль всех нас, потому что мы ведемся на эти крючки точно также.
Первый крючок самый простой - тщеславие, желание приобщиться к более высокому и богатому кругу - на него поймались все члены семьи.
Крючок с наживкой "красота" для девочки-подростка дает разрушительный побочный эффект - она становится нимфоманкой и играючи ломает жизни мужчин.
Сын-музыкант легко ловится на возможность больших денег и совершает подлость, при этом подлость поступка видна всем, но не ему самому.
С женой пришлось повозиться - на первую приманку в лице богатого и влюбленного в нее благодетеля семьи она была готова клюнуть, и измена мужу казалось неизбежной, но сорвалось, не сложилось. Роман не случился, хотя и ожидался. Я все гадала, на чем она поймается - ну конечно, на самореализации. Это самая тонкая наживка и сбоев она не дает.
С другой стороны, семья не может законсервироваться в своем почти райском состоянии, изменения неизбежны - но почему они так губительны? Если бы семья нашла в себе силы отказаться от даров - сложилась бы их жизнь счастливее?
Идущая девушка

Двойное знакомство

Как большой любительнице детективов, мне недавно посоветовали почитать книжки Джона Диксона Карра. Я послушалась, а в результате у меня получилось не просто литературное знакомство, а двойное знакомство.
Все потому, что мне попалась не просто аудио книжка Карра, а аудиоспектакль. В самом начале записи говорилось, что это - программа "Острый сюжет" на радио Культура. Надо сказать, что спектакль прекрасный, мне он понравился очень.
И тогда я подумала, что может быть получится найти записи всех передач цикла? Повезло, нашла, рекомендую.
Послушала оттуда спектакль про комиссара Мегрэ - очень, очень хорошо. Такой Мегрэ фактурный - это в первую очередь, но и все остальные, даже второстепенные персонажи получились очень даже интересными.
Муми-тролль

Дамское счастье



Странно, но как человек совершенно не страдающий шопоголией должна по-идее не любить эту повесть. Однако люблю - чуть не больше всех других из серии Ругон-Маккаров.
На работе начала слушать. Чтица хорошая, так что все словесные натюрморты Золя не пропадают даром. Этот писатель - мастер рисовать картины словами. Обычно именно описательная сторона работы очень трудна, многие писатели вообще пренебрегают описаниями. Виртуозы ухитряются делать минималистические описания. Классики, само собой, разумно распределяют описания по тексту - небольшими дозами. Но чтоб вот так смело собирать кучу прилагательных и причастий, чтобы очертя голову в них прыгнуть - это только Золя умел. Что самое удивительное: у него сюжет не самоубивается на этих статичных словесных сооружениях, а наоборот - отдохнув выпрыгивает из прилагательных бодрый и освеженный и продолжается как ни в чем не бывало.

Collapse )