March 11th, 2013

Селигер

Кизи. Пролетая над гнездом кукушки

У меня книга вызвала очень противоречивые чувства: многое очень понравилось, а от каких-то вещей просто воротило... И волей-не волей сравнивала ее с фильмом. Так вот все, что мне понравилось в книге, в фильм не попало, а многое из того, что не понравилось - попало в фильм... Но вообще-то фильм меня оставил абсолютно равнодушной, а вот книга - нет.
Collapse )
promo loversbooks december 22, 2012 14:00 83
Buy for 10 tokens
Друзья! Приглашаем вас в наш журнал. Давайте делиться на этих страницах своими впечатлениями от прослушанных и прочитанных книг, о фильмах, музыке... обо всем, что вас заинтересовало, обрадовало, огорчило или даже задело. Давайте вместе создадим атмосферу доброй уютной кухни, где за столом за…

Умер Борис Васильев

  Его "А зори здесь тихие..." я прочёл множество раз. Ему было 88. Вроде не мало, но всё равно, когда уходят такие люди - ощущаешь большую утрату. Нет ещё одного человека, благодаря которому ты стал лучше, мудрее.
       "Не стреляйте белых лебедей", "Завтра была война", "В списках не значился", "Вы чье, старичье?" больше сейчас не вспоминается...  А нет, помню "Аты-баты, шли солдаты" - фильм по его сценарию...


   Вечная, Вам, память и земной поклон, Борис Львович..

Владимир Набоков. Машенька.



Мне не понравилась Машенька от Набокова. Это коротенькое произведение позиционировалось, как стартовая и скандальная вещь молодого талантливого автора. Как таковая она и идет. Мне не поравилась ее скандальность. А еще я не люблю книги про томления эмигрантов на чужбине. Именно по этой причине не очень воспринимаю некоторые вещи Ремарка. Мне неприятны быт эмигрантов, их вынужденное безделье, безденежье, тоска по родине, все эти умные интелигентские разговоры. Так становится тоскливо. И почему-то я не вижу разницы между нашими и иными эмигрантами, все они меня утомляют, от всех от них у меня портится настроение.
При этом мне всех очень жалко. Жалко Машеньку, Клару, Людмилу (немного), хозяйку пансиона и голубых танцоров, не вызывает жалости только муж Машеньки, да и то, потому, что автор к нему неравнодушен.